8-800-333-43-24

звонок по России бесплатный

   +7 (863) 204-26-16

                   +7 (863) 267-48-15

     +7 (951) 490-24-60

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Раздел второй. Закономерности развития чувственных обманов

I. Чувственные расстройства в целом. Прежде чем приступить к анализу обманов специальных чувств, полезно проследить общие пути их становления и развития. Действительно, здесь имеется единая общая последовательность: как в интенсивности возникающих расстройств, так и во внутренних законах их прогрессирования. Общая закономерность — в переходе от простого функционального искажения к иллюзорным обманам и от них к галлюцинациям: вначале одиночным и неоформленным, затем множественным и все более четким, ярким, вещественным — обладающим, иными словами, всеми признаками реальности. По мере улучшения состояния эти явления исчезают в той же последовательности, но в обратном порядке: яркие галлюцинации сменяются более бледными, размытыми, те иллюзиями; их в свою очередь сменяют функциональные изменения чувственной сферы. Такова обычная эволюция галлюцинаторных обманов при алкоголизме. В виде исключения, они могут сразу набрать максимальную силу и достичь крайней степени напряженности.

Расстройства возникают сначала лишь в ночное время — поэтому установить последовательность их возникновения непросто: больные сохраняют о них лишь смутное воспоминание; легче и надежнее устанавливается порядок их обратного развития. Галлюцинации, беспокоившие больного вначале и днем и ночью, начинают исчезать в дневное время, сохраняясь в прежнем объеме в ночное, затем делаются менее явственными и по ночам и возникают лишь в состоянии, промежуточным Между сном и бодрствованием: время, как об этом давно-уже писал Bafflarger, наиболее благоприятное для возникновения галлюцинаций.

Далее остаются лишь кошмарные сновидения, влияние которых распространяется и на некоторое время после пробуждения; затем остаются только простые сновидения и больные начинают правильно оценивать свои чувственные расстройства, которые вскоре после этого проходят окончательно. Таким образом: вначале дневные и ночные галлюцинации, потом только ночные, далее неяркие, смутные галлюцинации и иллюзии в момент перехода от сна к бодрствованию и обратно, затем лишь сновидные расстройства с беспокойством после пробуждения, ночные кошмары, сны и выздоровление. У большинства больных проследить обратное развитие симптомов несложно: выздоравливая, они охотно рассказывают о совершающихся в них переменах и описывают их часто самым наглядным образом.

II. Чувственные обманы: особенности, присущие разным органам чувств. Рассмотрим теперь, как эти общие закономерности проявляются в различных специальных чувствах. Вначале такие расстройства схожи с теми, что наблюдаются при других заболеваниях. В отношении, например, слуха первые ложные ощущения представляют собой звон, свист, шум в ушах — затем другие, более сложные звуковые феномены: неразборчивое пение, колокольный звон — затем крики, взбудораженная речь. Надо ли, вслед за одним немецким автором, относить аморфный шум и звон в ушах к раздражению ветви вестибулярного нерва, узнаваемые звуки и пение — улиточного, а крики и невнятную речь — слухового?

Каков бы ни был механизм их возникновения, больной вскоре начинает интерпретировать свои ощущения бредовым образом: колокольный звон кажется ему погребальным, крики и неразборчивые голоса — оскорблениями, угрозами, воплями отчаяния. Понемногу галлюцинации делаются все более отчетливыми: это внятные упреки, обвинения, жалобы, стоны, мольбы родственников, друзей — голоса узнаваемые и отчетливо артикулированные.

В случае зрения симптомы следуют один за другим в том же порядке. Вначале зрительное поле подвергается общим возмущениям: оно затеняется, предметы оказываются окруженными дымкой; затем возникают искорки, огоньки, разноцветные сияния, тени, дрожание контуров, затем — гримасничающие рожи, которые то увеличиваются в размерах, то уменьшаются, сходятся, разбегаются, потом пожары, мятежи, сражения. Больные начинают видеть темные, черные пятна.— сначала с расплывчатыми, затем все более четкими очертаниями, имеющими разного рода выступы и оконечности, становящиеся затем лапами и головами, а все пятно — животным: крысой, кошкой или человеком.

Больная Анастази D… (набл-IV) видела на стене решетку из неких линий, паутину, в ячейках которых вырастали один за другим черные шары — они росли, перемещались по стенам, превращались в кошек, обезьян — те отделялись от своей канвы, прыгали на кровать, убегали, возвращались на стенку; она видела затем вооруженных людей, женщин, ей грозивших, эти видения завершались зрелищем умерщвления ее детей и мужа.

У больных с алкогольным бредом, помимо разнообразных зрительных галлюцинаций, нами уже упомянутых, можно выявить также ослабление зрения, амблиопию, о которой сообщали многие авторы: предметы воспринимаются более темными и кажутся окруженными белесой или сероватой дымкой; больные могут путать золотые и серебряные монеты, им трудно шить, писать; они иногда с трудом читают буквы высотой в 3 мм и более.

Помимо амблиопии, часто имеется и нарушения цветного зрения, которыми специально занимался Galezowski. «С помощью хроматоскопии сетчатки, пишет он, мы смогли отнести первопричину этого расстройства к утрате чувствительности сетчатки к некоторым тонам — особенно составным и не обладающим яркостью и насыщенностью. Таковы прежде всего цвета зелено-желтый и зелено-голубой, которые больные не отличают от основного фона. Фиолетовый воспринимается ими как красный, голубой как серый. У себя в клинике мы часто встречали больных с алкогольной амблиопией, но до сих пор не наблюдали ни одного случая, чтобы при этом в той или иной степени не было расстроено цветное зрение. С улучшением остроты зрения восстанавливалась и цветовая чувствительность сетчатки.»

В ходе алкогольного психоза мы также находили у своих больных преходящие амблиопии, но дисхроматопсия — явление безусловно более редкое, чем об этом пишет г. Galezowski.

Больной Луи С… (набл. XVII), красильщик — чье понятие о цвете, следовательно, выше среднего — принимал голубой цвет за фиолетовый, зеленый за серый, называл красный каштановым или табачным (№ 10 по хроматической шкале Galezowski). Этот же больной обнаруживал снижение остроты зрения и с трудом мог читать шрифт 1,5 мм высоты (№ 6 по Jaeger).

Больной Пьер L…, — у которого выявлялась правосторонняя гемианестезия, не мог различать правым глазом буквы в 1см — в то время как левым свободно читал шрифт высотой 3 мм. Более того, правым глазом он различал красный, зеленый и голубой тона, но фиолетовый принимал за белый, а желтый за кремовый; левым же глазом воспринимал все цвета вполне удовлетворительно.

Искажения, иллюзии и галлюцинации менее часты и разнообразны в сфере вкуса и обоняния, но алкоголики могут испытывать и неприятные ложные запахи и такие же вкусовые ощущения. Они испытывают вонь серы, крыс, гниения, пища представляется им кислой, имеющей привкус земли, тухлятины, она будто бы содержит мышьяк, серную кислоту и т. д. В лечебных настоях, которые им назначают, они чувствуют присутствие вина, водки, рома — своих излюбленных спиртных напитков. Может определяться и более глубокая вкусовая и обонятельная анестезия, но это свойственно уже далеко зашедшим стадиям хронического алкоголизма. Для исследования обоняния мы используем общеупотребляемые раздражители: флердоранжевую воду, камфару, мятную настойку, мускус, уксус, горчицу; мы пользуемся также шкалой запахов возрастающей силы: чтобы хотя бы приблизительно измерить степень имеющейся обонятельной анестезии. Для определения вкусового чувства мы применяем последовательность из сахара, соли, сульфата натрия, алоэ, горькой тыквы и перца. Можно работать с растворами этих веществ или же помещать твердые крупицы на поверхность языка, предупреждая их скольжение по нему: таким образом была выявлена гемианестезия у таких больных как L…, M… и D….

Общее чувство, с его богатой гаммой анестетических и гиперестетических симптомов, также служит источником неприятных, тягостных ощущений больных; часть их соединяется в единое целое с обманами других чувств: больные в таких случаях чувствуют на себе и одновременно видят животных, ползающих у них на коже, или же видят, как их обступают некие железные прутья, которые затем обвивают их тело и сдавливают его; они стаскивают их с себя, но те снова и снова берут их в свои объятья; или же, видя и чувствуя, как их тело пожирают черви, в панике стряхивают их с себя, пытаются оторвать и сбросить на землю.

Больная D… (набл. IV) говорила, что по ее бедрам ползает какая-то холодная и мокрая тварь и вонзает жало в ее тело, что кто-то двигается по ее ногам, она ощущала впивающиеся ей в спину когти животного. Больной Луи D… (набл. XII) чувствовал, как ему расщепляют половой член лезвием перочинного ножика.

Больной Пьер М… (набл. II) раздавил большого черного паука, будто бы забравшегося к нему под одежду. В другого кидали шары, попадавшие во все участки его тела, глаза его засоряли пылью, в рот бросали отравленные крошки.

Мы ограничимся здесь тем, что лишь упомянем о существовании анестезий, свойственных вообще скорее хроническому алкоголизму, ограничивающихся обычно одной конечностью или даже ее частью, но иногда распространяющихся на половину тела. Для ее исследования пользуются струей воздуха, пробой на прикосновение, щекотанием кожи, приложением тепла и холода, пропусканием электрического разряда и т. д. Позже мы вернемся к этой теме — когда будем говорить о гемианестезии с параличом: случаях, когда на стороне паралича определяются расстройства общего и специальных видов чувствительности.

Назад

«Феникс» выбирают, потому что:

Высокая статистика выздоровления

Согласно данным экспертов,
эффективность лечения в нашем центре
составляет более 80%

Лучшие условия и забота о пациенте

Наша клиника отвечает самым высоким
европейским стандартам сервиса

У нас работают только профессионалы

Наша команда — это лучшие из лучших в
своем деле. Свой опыт вам предлагают психиатры, психотерапевты, психологи, специалисты по реабилитации и т.д., имеющие огромный практический опыт и научные достижения

Доказательная диагностика

Установление диагноза на основе доказательной медицины в соответствии
с международными стандартами

Помогаем даже в «безнадежных»
случаях

Достижение выздоровления
при лечении хронических состояний
длящихся более 5 лет

Мы бережно храним ваши секреты

Конфиденциальность — один из главных
принципов нашей работы

С нами здоровье доступно

Цены на лечение соответствуют качеству
наших услуг и учитывают ваши возможности

Мы помогаем людям уже более 25 лет

Наша практика обширна, уникальна и проверена годами

ПатентыСвидетельстваЛицензия ЛРНЦДипломы

Наука на вашей стороне

Новейшие научные разработки
позволяют нам совершенствовать
методики лечения

Запись на прием
Консультация в клинике

Клиника работает с 9:00 до 21:00 с понедельника по субботу.

Консультация по Skype

Онлайн консультация через Интернет.

Пример: (863) 200-00-00
Пример: example@mail.ru
Дополнительно:
    

Поля отмеченные - (*) являются обязательными.

Я согласен на обработку моих персональных данных
x