Стресс заразен. Картина одного человека в стрессовой ситуации может заставить организм других людей производить гормон стресса кортизол. К такому выводу пришли немецкие ученые в результате исследования эмпатического стресса, который возникал главным образом в супружеских и совместно проживающих парах и когда стрессовая ситуация наблюдалась непосредственно в реальном времени через одностороннее зеркало. V. Engert et al, автор работы, опубликованной в журнале Psychoneuroendocrinology, отмечает, что в нынешнем пронизанном стрессами обществе система здравоохранения не может игнорировать эмпатический стресс. Ведь даже люди, ведущие относительно расслабленную жизнь, постоянно вступают в контакт со стрессированными индивидами – будь то на работе или через телевизор. Интересно, что презентация стрессовой ситуации только виртуально (с помощью видео) приводила к достоверному повышению уровней кортизола у части испытуемых. »Это означает, что даже телевизионные программы, показывающие страдания других людей, могут передавать этот стресс зрителям, – заключает Engert. – Стресс обладает огромным потенциалом заражения». Как известно, стресс превращается в проблему, когда он становится хроническим. »Конечно, у гормонального стресс-ответа есть своя эволюционная цель. Когда мы находимся в ситуации опасности, нужно, чтобы организм отвечал повышением уровня кортизола, – объясняет Engert. — В то же время, постоянно повышенные уровни кортизола уже не на пользу. Они отрицательным образом влияют на иммунную систему и в долговременной перспективе обладают нейротоксическими свойствами». Так, например, у людей, осуществляющих уход за хронически больными близкими, повышен риск потенциально опасных последствий эмпатического стресса. Причем этому стрессу подвержены в равной мере и мужчины, и женщины.

«Стресс заразен?! Как ни парадоксально, но это так», — утверждает главный врач ЛРНЦ «Феникс» ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА БУХАНОВСКАЯ и продолжает: «Часто подобные состояния бывают у людей, ухаживающих за своими тяжелобольными или умирающими родственниками. Их тяжелые мучения вызывают у ухаживающих ответные страдания, лишающие их душевных сил. Пребывание в многолетней стрессовой ситуации (а часто это происходит на фоне отсутствия информации о заболевании, его течении) приводит к изменению привычного поведения ухаживающего. Человек отказывается от прежнего образа жизни: ограничивает свое общение, перестает встречаться с друзьями. Не до походов в театр и кино! А о поездке на отдых даже не помышляет. Недостаток позитивных событий еще больше истощает его. Постоянное пребывание рядом с больным, наблюдение за его поведением и переживаниями пробуждает у ухаживающих тревожность, напряжение, подавленность. Если быть до конца откровенным, то многие ухаживающие ловят себя на мысли, что они в какой-то из моментов начинают чувствовать ярость и гнев – совсем не те эмоции, которые, как казалось им, следовало бы испытывать. Их мучит противоречие между тем, что должны были бы испытывать, а что из-за накопившейся усталости, тревожных переживаний по-настоящему чувствуют. Люди должны быть, как им представляется, хорошими, чуткими и отзывчивыми, но нет на это сил. Гнев истощает человека. Помните размышления Онегина на тему болезни своего дяди:

Но, боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!
Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарства,
Вздыхать и думать про себя:
«Когда же черт возьмет тебя!»

Для ухаживающего эти строки перестают быть иронией. Они, как ни печально, очень точно отражают переживаемую человеком разочарованность, основанную на несоответствии: как подобало бы ему поступать и как поступает он в действительности.

Все это убеждает в том, что «ухаживающие» сами нуждаются в психологической и психотерапевтической, а не исключено, что и психиатрической помощи. Нельзя отставлять человека один на один со своими проблемами. Важно, чтобы оказывали бы им консультативную помощь, не позволяли бы изолироваться. У «ухаживающего» стрессы могут проявляться по-разному: не только в душевных состояниях, но и психосоматических, когда человек обращается с соответствующими симптомами к кардиологу, терапевту и др. Следует знать, что для реального восстановления здоровья, помимо соматических нарушений, надо лечить и психические.

Практика лечения пациентов в нашем центре «Феникс» основана на тесной работе с его родственниками. Лечащий врач разъясняет им суть болезни, объясняет в доступной форме выбранную терапевтическую тактику и соответствующие ей прогнозы лечения и поведения пациента. Мы проводим психотерапевтическую работу, чтобы поддержать близких пациента и сохранить их здоровье».

Клинический психолог ЛРНЦ «ФЕНИКС» Анна Вячеславовна Цапкина комментирует один из выводов немецких ученых. «Действительно, так и обстоит дело. Ведь визуальные образы, которые использует массмедиа в своих новостных программах, не являются индивидуализированными. Они не вызывают должного сочувствия и понимания, которые возможны лишь тогда, когда ты лично знаком с человеком, сопричастен его судьбе. Видеокартинка с изображение боли и страданий людей лишь пугает нас, загоняя в угол. Мы ощущаем внутреннее напряжение и собственное бессилие. Такой стресс лишь истощает ресурсы нашего организма и вызывает явления паники в обществе. В отличие от компьютерных и телевизионных картинок, художественные произведения вызывают эмпатию. Такое сопереживание героям, хоть и может быть достаточно глубоким, но не приводит к истощению. Эмпатический стресс, если переживается психически здоровым человеком, то идет, скорее, на пользу ему. Именно так происходит развитие душевных качеств, обогащение нравственной и эмоциональной культуры человека. Если же эмпатический стресс носит длительный, затяжной, не дозированный характер ( скажем, в случае болезни близких), то он «повышает риск потенциально опасных последствий»и истощает человека. Учитывая эти обстоятельства, в нашем центре мы проводим ОБЯЗАТЕЛЬНУЮ психологическую и психотерапевтическую работу с родственниками пациента».

Leave a Reply