История записана со слов матери пациента с диагнозом: шизофрения.

Моему сыну 31 год. Болезнь впервые проявилась лет 7 назад. Это был приступ психоза. Как мы тогда думали, его спровоцировал напиток, выпитый моим сыном в одном из ночных клубов. В тот вечер его (вообще некурящего и непьющего) привезли в бессознательном состоянии: в руке он зажимал бокал. Нам потом стало известно, что в его содержимое был влит наркотик и именно после глотка этой жидкости сын потерял над собой контроль. Эта ночь была страшной: он бредил, у него были галлюцинации. Потом наступил полный провал в памяти. Мы обратились к психиатру. Было назначено лечение, прописан прием препарата Клапиксол в минимальных дозах. С того момента пребывал в постоянном унынии и тоске. Был нарушен сон: ночью не мог спать, засыпал под утро, вставал за полдень. За что бы ни брался, ничего не доводил до конца. По отношения ко мне с отцом проявлял постоянное недовольство, наговаривал посторонним на нас какую-то глупость. Странности в его поведении были очевидны, но сын отказывался признавать себя нездоровым и отказывался от лечения, заявляя, что лечить надо нас с отцом.

Мы обрадовались, когда он устроился на завод мастером, потому что надо было перестроить свой режим дня. Из-за раннего подъема вынужден был спать по ночам и бодрствовать в дневные часы. Правда, в перерыв он минут 10 умудрялся подремать. Он почувствовал себя лучше и решил бросить принимать лекарство. Мы с отцом сумели уговорить его, чтобы он не спешил отказываться от назначенных препаратов, а сначала проконсультируется у специалиста. Он побывал на приеме у психиатра в диагностическом центре, где его успокоили, что он здоров. Но это же противоречило действительности! Наши опасения, к сожалению, все увеличивались, а обратиться за помощью было не к кому. Жизнь шла своим чередом, и сын через какой-то период времени женился. Семейные ссоры провоцировали его к бегству из дома. Один раз он бежал в сторону Москвы, продав машину, он пропал. Это его исчезновение произошло в тот самый период, когда, по сообщению СМИ, на трассе Подмосковья орудовала банда убийц. Какие мысли одолевали нас с отцом? Вынуждены были заявить в полицию – сына нашли. Во второй раз бежал в район, граничащий с Украиной. Его нашли вблизи заминированной территории. Мы лишились сна и покоя, и больше бездействовать просто не могли!

Мы, иногородние, узнали о существовании ЛРНЦ «ФЕНИКС» и приехали с сыном на консультацию. С 6 сентября началось лечение. Сначала круглосуточный стационар и ежедневные капельницы, потом продолжение лечения в дневном стационаре. Уже через полтора месяца сын почувствовал себя настолько здоровым, что самовольно перестал принимать препараты – и сразу почувствовал ухудшение состояния. Хорошо, что прошло всего 5 дней и он сам признался врачу в нарушении режима лечения. Своевременно принятые меры помогли избежать серьезных последствий безрассудного поведения.

Лечение близится к завершению. Как изменился мой сын к этому моменту? Честно говоря, я даже поверить не могла, что к нему настолько вернется здоровье. Он такой, каким был до болезни, 7-8 лет назад. Он ведет себя осознанно, адекватно оценивает самого себя и совершаемые им поступки. Спокоен и дружелюбен с нами, окружающими, как рукой сняло прежнее нытье и вечное недовольство. Вернулось к нему здоровое чувство юмора: стал шутить, как когда-то в студенческие годы, когда играл в КВН. Сейчас объективно оценивает свое состояние здоровья и оказанную специалистами помощь. Готов в дальнейшем наблюдаться у специалистов «ФЕНИКСА» столько, сколько потребует его состояние. Сейчас строит планы выхода на работу, чтобы обеспечивать себя и свою семью.

Leave a Reply