Лечащий врач Дхавал Мавани о пациенте, 42-летнем мужчине, с диагнозом: тяжелый тип течения шизофрении.

В стационар ЛРНЦ «ФЕНИКС» (18 дней назад) пациент был доставлен на носилках, в тяжелом состоянии. Передвигаться самостоятельно не мог, пищу не принимал. Он был крайне истощен: весил 45 килограммов при росте 194 сантиметра. Артериальное давление было низким -80/50. Состояние пациента отягощалось соматическим заболеванием — пневмонией. В ходе беседы с его родственниками стало известно, что пациенту было отказано в госпитализации в соматические стационары. Как только он поступил на лечение в наш центр, к работе с ним, кроме меня как лечащего врача, были привлечены высококвалифицированные специалисты: диетолог, реаниматолог, пульмонолог. Через несколько дней интенсивного лечения стали появляться первые признаки улучшения общего состояния пациента: он стал самостоятельно кушать, садиться и даже немного ходить.

При дальнейшем обследовании, со слов сестры, было установлено, что пациент, несмотря на наличие психического заболевания, много лет не получал адекватного, в полном объеме лечения, в стационары не госпитализировался. Это не позволяла делать его мать, так что поместить брата в психиатрическую больницу стало возможно только после ее смерти. В марте 2014 года его положили в психиатрическую больницу, где в течение 8 месяцев он проходил лечение. Однако это не привело к улучшению состояния пациента.

История пациента со слов сестры Татьяны записана 11.11.2014 года.

Диагноз, поставленный моему брату – шизофрения, болеет 15 лет. Проживал совместно с престарелыми родителями, уход за ним до последнего осуществляла мать, которой недавно не стало. Сейчас он остался вместе с отцом-инвалидом. До болезни брат успешно работал в архитектурном бюро, был очень успешным, высококвалифицированным специалистом. Пережил стресс, связанный с личной жизнью, и это его подкосило, стал болеть. С 2001 года он как растение: контакт с ним потерян.

Сюда, в «ФЕНИКС», мы привезли брата, забрав его из реанимации, где насколько дней его продержали из-за тяжелой формы пневмонии и впоследствии категорически отказались госпитализировать в стационар пульмонологического отделения. Я растерялась: к кому обращаться, если тяжелобольного человека выталкивают на улицу. За несколько дней перед этим от него примерно так же избавлялись в психиатрическом диспансере, в котором он восемь месяцев (!) проходил курс лечения и откуда его выписали абсолютно больным. Когда я приехала туда его забирать, как настаивали на том врачи диспансера, то опешила, увидев, в каком он ужасном состоянии: «Кого забирать?» Он был гораздо хуже, чем тогда, когда поступил туда на лечение. Я уговорила, чтобы его оставили в стационаре и хоть немного прокапали его, ведь в домашних условиях он просто не выжил бы. Однако через 4 дня его все же вытолкали из диспансера. При этом мне сообщили, что у него тяжелая форма пневмонии и его надо лечить у пульмонолога…

Я не знала, в какие ворота стучаться. Стали всей семьей искать Интернету, кто бы мог нам помочь. И нашли сайт «ФЕНИКСА». Попросили записать на экстренную консультацию. Нас услышали, от наших проблем не отмахнулись. Тяжело больного брата приняли на лечение и принялись бороться за его спасение. Несмотря на тяжесть его состояния, нам с самого начала дали понять, что его не считают безнадежным и что будут приложены все силы, чтобы ему помочь.

С момента начала лечения прошло всего лишь 18 дней. Но положительные перемены уже очевидны. Мой брат, который несколько лет совсем не разговаривал, здесь вновь заговорил – у меня с ним установился контакт. Трудно передать ощущение, когда возможным стало общение с братом! Об остальных признаках улучшения состояния просто пока боюсь говорить: пусть все стабилизируется.

Leave a Reply