Диагнозы:

  1. рекуррентное депрессивное расстройство, текущий, хронифицированный (более 5 лет), атипичный (ажитированный; примечание – ажитация – наибольшая выраженность тревоги) депрессивный эпизод средне-тяжелой степени;
  2. нейролептический синдром (поздние дискинезии, акатизия; примечание – это побочные, нежелательные явления в ответ на использование нейролептиков, которые пациентки не были показаны);
  3. метаболический синдром (пролактинемия, ожирение 2 степени, как нежелательное, побочное явление в ответ на прием нейролептиков, непоказанных к назначению при данном расстройстве)

Врач – Дхавал Мавани

МЫ СНОВА СТАЛИ УЛЫБАТЬСЯ

Это название истории возрождения попросил дать один из ее непосредственных участников – муж пациентки, когда на нашу вторую с ним встречу он пришел уже со своей выздоровевшей женой – женщиной, с лица которой не сходила улыбка.

Мое первоначальное знакомство с пациенткой было заочным на 3 день поступления на лечения в ФЕНИКС — 4.06.2014. Историю о том, как она из далекого Казахстана попала на лечение в «ФЕНИКС», рассказал ее муж. Мужчина приехал со своей женой и находился при ней в центре около недели. На этот момент наш разговор ему казался слишком преждевременным, ведь лечение только-только началось, и перспективы на выздоровление казались ему слишком туманными.

«За 8 лет болезни супруги я почти разуверился в медицине. Там, в Казахстане, откуда приехали, мы перепробовали все, что было доступно. Она лежала в клинике неврозов, ее консультировали и лечили частные и государственные специалисты. К кому только мы ни обращались за эти годы, даже к бабкам. Она находилась под постоянным наблюдением психотерапевта. За последние 4 года ее состояние резко ухудшилось, несмотря на все усилия медиков. В немалой степени это было спровоцировано тем, что мы лишились работы: развалилась компания, сотрудниками которой мы оба были. Она очень тяжело пережила это обстоятельство, и даже тогда, когда вновь мы оба были приняты на работу, ей легче не стало. С этого момента без постоянного лечения она не обходилась: из больницы практически не выходила, препараты принимала пригоршнями – и все без толку. Не покидало ощущение, что на ней пробовали лекарства. Я утратил доверие к врачам. И вот тогда, когда я уже я был близок к отчаянию, появилась надежда. Знакомый врач, вернувшись из Москвы, с симпозиума психиатров, сообщила, что у нее для нас есть очень хорошая информация: «Вам надо ехать в Ростов-на-Дону, в ЛРНЦ «ФЕНИКС». Там вылечивают пациентов с тяжелыми формами депрессии». На симпозиуме она пообщалась со своей подругой, тоже врачом – та недавно прошла стажировку в ростовской клинике «ФЕНИКС» и утверждала, что там берутся за самые тяжелые случаи и одерживают победу над заболеванием. Мы узнали координаты клиники и, связавшись с администратором, записались на консультативный прием.

3 июня состоялась консультация, и с этого момента жена поступила в стационар, а я, чтобы она адаптировалась, на некоторое время остался с нею. Не буду спешить с преждевременными оценками, но об одном с уверенностью могу сказать: я сразу почувствовал доверие к сотрудникам, и у меня отпали всякие опасения по поводу выбранной тактики лечения. Сегодня еще не приходится говорить о позитивных изменениях в состояния здоровья моей жены: ей отменили все лекарственные препараты, а у нее слишком высокая тяга к ним. Она, как маленькая, пытается выпросить у меня Феназепам, без которого она вообще не обходилась. Пытаясь справиться со своим состоянием, она слишком много курит. Мне, конечно, нелегко смотреть на ее мучения, но помогает мне выстоять поддержка врачей и их советы, направленные, прежде всего, на помощь пациенту в его выздоровлении. Они объяснили, что без выведения из организма всех накопившихся лекарств дальнейшее лечение невозможно: необходимо очистить организм от всего, чем он был отравлен. Мне подсказали, как следует вести себя в отношении жены, как реагировать в той или иной ситуации, ведь рядом – настоящие профи. Скоро я должен уехать на родину, а ей придется побыть одной. За годы нашей совместной жизни мы были всегда неразлучны, так что в ожидании расставания она уже начинает тосковать по мне. Придумала, чтобы я несколько дней не менял рубашку, которую я должен ей оставить, — сохранившийся запах будет напоминать обо мне… »

Через 3,5 месяца (15.10.2014) состоялась наша вторая встреча, когда наконец-то я увидела ту, ради которой муж обивал пороги многих клиник, рискнул на тысячекилометровое путешествие – только бы вернуть родному человеку здоровье.

Они вошли, оба жизнерадостно улыбаясь. То, с какой легкостью женщина вступила в разговор и как непринужденно рассказывала о периоде болезни, свидетельствовало, что опасность миновала. Наша героиня ощущала себя вполне здоровой. Теперь можно сказать, с чем она распрощалась навсегда: с мучительными беспричинно возникавшими тревогами, полным равнодушием ко всему, безучастностью.

«Когда я болела, меня ничто не интересовало: ни что я ем, ни какая одежда на мне. К работе – полное равнодушие. Бывало, меня муж уговорит взять себя в руки, начать работать. Я покорно соглашусь, но, приехав на работу, через час прошу отвезти меня снова домой, так как не могу ничего делать. Ничего не хотелось… А сейчас. Пусть скажет супруг».

К беседе с готовностью присоединился муж: «Правда ли, что мне нет покоя? Да. И я этому очень рад! Ожила моя женушка. Все ее интересует. Рвется домой. Замучила меня своими расспросами о затеянном в ее отсутствие ремонте дома. Боится, чтобы что-то было сделано без ее участия. Договорились, что ремонт – на мне, а создание интерьера и выбор мебели – за нею. Согласилась. Не терпится как можно скорее всем этим заняться. Жизнь только начинается».

Пациентка с благодарностью посмотрела на своего супруга и повторила: «Да, жизнь, новая, хорошая только начинается. Я хочу на работу! Мне очень хочется домой! Я соскучилась по своим близким…»

В завершении нашей беседы муж предложил свой номер мобильного телефона, чтобы любой желающий мог получить либо подтверждение сказанному, либо задать интересующие его вопросы. «Я много видел клиник за 8 лет болезни моей супруги, но только к этим специалистам я испытываю полное доверие и бесконечную благодарность!»

Leave a Reply