О. К. Труфанова

Paбота выполнена на кафедре психофимиологии и психологии развития факультета психологии Ростовского-на-Дону государственного университета.

Научные руководители:
доктор медицинских наук, профессор А.О. Бухановский;
доктор биологических наук, профессор П.Н. Ермаков.

Официальные оппоненты:
доктор психологических наук, профессор Н.Н. Данилова,
кандидат психологических наук, доцент Т.П. Скрипкина

Ведущая организация:
Кубанский государственный университет

Защита состоится 27.09.96r. в 11 часов на заседании Диссертационного Совета К 063.52.15. по присуждению ученой степени кандидата психологических наук по специальности 19.OO.O2. – “психофизиология” при Ростовском – на – Дону государственном университете по адресу:
344 000г. Ростов – на -Дону, ул. Горького, 88.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке университета.

Ученый секретарь Диссертационного Совета кандидат психологических наук, доцент А.И. Тащева.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

ПРОБЛЕМА ИССЛЕДОВАНИЯ И ЕЕ АКТУАЛЬНОСТЬ. Пол представляет одну из наиболее фундаментальных характеристик человека на всех уровнях его функционирования – от генетического до личностно-психологического. Обоснованное внимание к психологическим аспектам пола на протяжении многих лег остается весьма устойчивым за рубежом. В то же время в адрес отечественной психологии высказываются справедливые упреки в том, что она остается “бесполой”. Умолчание связано с целым рядом общественно-исторических обстоятельств и фактически отражает ханжески-пуританские особенности отечественного тоталитаризма.

Ситуация начала меняться в последние десятилетия. Современные психологические исследования продолжают развивать направление, основы которого заложены в двадцатые годы в работах Л.С.Выготского, П.П.Блонского, Е.А.Аркина, посвященных психосексуальному развитию ребенка. Интерес к проблеме пола обусловлен тем, что категория пола – сложнейшая психологическая, социальная и клиническая проблема. Современные требования индивидуального подхода к формированию личности не могут быть реализованы без учета психологической специфики пола. Огромное значение эта специфика имеет в сфере семейных отношений и воспитания детей, усвоения ими выработанных обществом полоролевых стереотипов, становления самосознания и Я-идентичности, социализации личности.

Особенности полового психического диморфизма играют важную роль в решении проблем профориентации и профотбора. Для клинической психологии особый интерес представляют состояния нарушения половой идентичности личности. Одним из таких состояний является транссексуализм. Проблема транссексуализма представляет как теоретический интерес как малоизученный, особенно в отечественной науке, феномен, так и практическое значение. Личностная дисгармония у лиц с инверсной половой идентичностью ведет к выраженной социальной дезадаптации, переживаемой на личностном уровне как неразрешимое внутреннее противоречие. Зачастую это создает суицидальную готовность, которая чревата суицидальным поведением. Суицидальное поведение отражает невозможность личности самой разрешить свои внутренние противоречия. На сегодняшний день существует лишь один способ разрешения внутренних; конфликтов пациентов – приведение биологического пола, а затем паспортного пола в соответствие с психологическим.

Хирургическая операция по коррекции пола является по своей сути калечащей, лишь имитирующей внешние признаки противоположного пола. На наш взгляд, глубокое психолого- клиническое исследование проблемы нарушения половой идентичности позволит найти другие, менее брутальные методы достижения внутренней гармонии личности

Актуальность разработки проблемы половой идентичности определяется также недостаточной ее известностью широкому кругу специалистов различного профиля – психологам, работающим в школе и в направлении семейного консультирования, педагогам, т.е. тем специалистам, которые могут столкнуться с проблемой нарушений половой идентичности на практике.

ОБЪЕКТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ явились лица, обратившиеся с просьбой о перемене биологического и гражданского пола на кафедру психиатрии РГМУ и в научный лечебно-реабилитационный центр “Феникс”, которым был установлен диагноз ”транссексуализм”, мужской или женский вариант. Диагностика осуществлялась квалифицированными врачами-психиатрами на основании диагностических критериев DSM-III-R, модифицированных А.О.Бухановским [1994]. Настоящее исследование основано на наблюдении, исследовании и анализе 100 пациентов с диагнозом транссексуализм (80 пациентов с женским и 20 пациентов с мужским вариантом).

ПРЕДМЕТОМ ИССЛЕДОВАНИЯ стала инверсная половая идентичность больных транссексуализмом.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Целью диссертационной работы явилось психологическое и психофизиологическое исследование особенностей инверсной половой идентичности при транссексуализме.

Реализация поставленной цели достигалась путем решения следующих задач.

  1. Теоретико-психологический анализ категории “половая идентичность” и выделение характеристик, ее определяющих.
  2. Обоснование методических приемов и процедур исследования характеристик половой идентичности.
  3. Выделение этапов становления инверсной половой идентичности при транссексуализме.
  4. Экспериментально-психологическое исследование инверсной половой идентичности при транссексуализме по выделенным характеристикам.
  5. Экспериментально-психологическое исследование полового диморфизма психики при транссексуализме по выбранным характеристикам.
  6. Исследование особенностей ЭЭГ больных транссексуализмом.

ГИПОТЕЗА ИССЛЕДОВАНИЯ. Опираясь на данные литературы, результаты клинического изучения феномена транссексуализма, а также на собственные предварительные экспериментально-психологические исследования, были выдвинуты следующие предположения.

  1. Инверсная половая идентичность при транссексуализме имеет свои, отличные от нормальной, этапы становления и характеризуется различным вкладом социального и биологического факторов на каждом из этапов.
  2. В основе инверсной половой идентичности при транссексуализме лежат нарушения на уровне церебрального пола, что находит свое отражение на ЭЭГ.
  3. Степень идентификации себя с полоролевым стереотипом противоположного пола различна у мужчин-ТС и женщин-ТС и зависит от выраженности полодиморфических черт противоположного пола.
  4. Задержка полового созревания при мужском ТС ведет к феминизации психики и формированию полового диморфизма психики по женскому типу.
  5. Отсутствие гормональных нарушений в процессе полового созревания при женской ТС ведет к формированию полового психического диморфизму в соответствии с биологическим полом.
  6. Особенности самооценки себя как представителя противоположного пола зависят от особенностей системы ценностей больных транссексуализмом по характеристикам мужественности-женственности.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИМИ И ТЕОРЕТИЧЕСКИМИ ПРЕДПОСЫЛКАМИ ИССЛЕДОВАНИЯ явились положения, разработанные в трудах отечественных психологов Б.Г. Ананьева, В.Г. Асмолова, Б.М. Братуся, Л.С. Выготского, Б.В. Зейгарник, И.С. Кона, С.Л. Рубинштейна, Е.Т. Соколовой, В.В. Столина, Б.М. Теплова и других.

В диссертационной работе диссертант опирался также на психиатрическую, сексологическую и др. медицинскую литератypy (А.И.Белкин, А.О.Бухановский, В.Г.Васильченко, J. Money, A.Ehrhardt), и исследования в области физиологии (Н.Н. Данилова, П.Н. Ермаков, Е.И. Жирмунская) и психофизиологии пола (В.Н. Бабичев, И.Л. Бианки, П.А. Вундер, А.Г Резников).

МЕТОДЫ И МЕТОДИКИ ИССЛЕДОВАНИЯ. Для решения поставленных задач нами был использован следующий методический аппарат.

  1. Клинико-биографический метод.
  2. Анамнестическая анкета.
  3. Многофакторный личностный опросник (MMPI).
  4. Методика косвенного измерения системы самооценок (КИСС).
  5. Кинетический рисунок семьи.
  6. Психометрический тест Векслера.
  7. Шкала личностной тревожности Спилбергера.
  8. Тест личностной фрустрации Розенцвейга.
  9. Цветовой тест Люшера.
  10. ЭЭГ.

Полученные данные обрабатывались с помощью математических статистических методов – t-критерия Стьюдента, критерия Т-Уайта.

ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

  1. Инверсная половая идентичность формируется в три этапа, не совпадающие с нормальным психосексуальным развитием и характеризуется различным вкладом социального и биологического факторов на каждом этапе.
  2. В основе инверсной половой идентичности при транссексуализме лежат нарушения па уровне церебрального пола, что подтверждается изменениями на ЭЭГ у больных транссексуализмом.
  3. Половой психический диморфизм при мужском ТС не соответствует биологическому полу.
  4. Половой психический диморфизм при женском ТС соответствует биологическому полу.
  5. Степень идентификации с полополевым стереотипом маскулинности – феминности зависит от степени выраженности полодиморфических черт противоположного пола.
  6. Андрогинная система ценностей по характеристикам мужественности-женственности обеспечивает высокую самооценку женщин-ТС. Утрированно феминная система ценностей у мужчин-ТС приводит к сниженной самооценке по тем же характеристикам, что свидетельствует о большей адаптивности андрогинной системы ценностей.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА. В работе впервые был предпринят комплексный подход к исследованию инверсной половой идентичности и исследуется связь между психофизиологическим и личностным уровнем нарушений.

Выделены этапы становления инверсной половой идентичности при транссексуализме. Исследуется связь между половым психическим диморфизмом и идентификацией с социокультуральным стереотипом маскулинности-феминности.

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ. Проведенные исследования позволяют глубже понять механизмы формирования инверсной половой идентичности в онтогенезе. Расширяют существующие представления о биологической обусловленности полодиморфических черт личности и половой идентичности в целом.

ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ. Выделенные психологические и психофизиологические диагностические критерии нашли применение при дифференциальной психодиагностике транссексуализма со сходными психическими расстройствами с синдромом половой дисфории гомосексуализмом, трансвестизмом, шизофренией, органическими поражениями цнс. Выделение этапов становления инверсной половой идентичности позволяет выделить лиц высокого риска заболевания, разработать тактику профилактики и начать коррекционные мероприятия на этапе, когда инверсная половая идентичность находится в стадии становления. Психологическая диагностика состояния, степени его выраженности и динамики позволяет решить экспертный вопрос о показанности операции по перемене пола. Клинико-психологический подход должен быть различным при мужском и женском транссексуализме в связи с различиями в половом диморфизме и степени идентификации с половой ролью противоположного пола. Результаты исследования могут служить базой для разработки коррекционных и психотерапевтических программ для больных транссексуализмом с целью их реабилитации и реадаптации.

Результаты исследований применяются в практической работе с больными в клинике психиатрии РГМУ и в лечебно-реабилитационном центре “Феникс”.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Материалы диссертации докладывались и обсуждались на научных чтениях, посвященных 60-летию Харьковской психологической школы (Харьков, 1993), научных сессиях и заседаниях факультета психологии Ростовского государственного университета (1991-1995г.), заседаниях кафедры психофизиологии и психологии развития (1991-1995), съезде психиатров России (1995), I съезде психологов России (1996).

СТРУКТУРА И ОБЪЕМ ДИССЕРТАЦИИ. Работа изложена на 131 страницах машинописного текста, иллюстрирована 17 рисунками и 11 таблицами. Состоит из введения, 3-х глав, выводов, приложений и списка используемой литературы из 174 наименований, в том числе 68 на иностранных языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Первая глава работы “Теоретические аспекты психологического исследования природы и механизмов становления половой идентичности” посвящена теоретическому анализу характеристик пола на психологическом уровне – половому психическому диморфизму и половой идентичности.

В отечественной психологии традиционно пол относится к индивидным свойствам человека ( С.Л. Рубинштейн, 1957; Б.Г. Ананьев, 1977 ; А.Г. Асмолов, 1990). На индивидном уровне пол представлен онтогенезом полового психического диморфизма. Обширный круг отечественных и зарубежных исследований касался утверждения или отрицания полового диморфизма по различным психологическим качествам и характеристикам (В.П. Багрунов, 1988; А.А. Бодалев, 1969; И.С. Коп, 1981; В.А. Куц, 1978; Н.Н. Обозов, 1978; Русалов В.М., 1993; К. Филлипс, 1990; Bridges J.S., 1989; Byorkqvist К, 1993; Colheart M., 1975; Goldstein D., 1990; Jacklin С.,1989; Lauton С, 1994; Maccoby E.E. and Jacklin C.N., 1974; и др.). Проанализированные исследования позволяют отнести к экспериментально доказанным и реально существующим следующие проявления полового психического диморфизма:

  • диморфизм познавательных процессов – большая успешность мужчин в конструктивно пространственных операциях, а женщин – в вербальных;
  • диморфизм проявлений агрессивности – больше у мужчин, чем у женщин;
  • диморфизм проявлений тревожности больше у женщин, чем у мужчин;
  • большая социальная адаптивность женщин по сравнению с мужчинами.

Другая психологическая характеристика пола – половая идентичность – относится к менее разработанным темам психологии, особенно отечественной. Исторически первые работы в этом направлении принадлежат 3. Фрейду [1991], хотя понятие половой идентичности как таковое у Фрейда отсутствует. Наиболее широко проблема половой идентичности рассматривалась в работах авторов психоаналитического направления [N. Chodorow, 1974; Е. Erikson, 1975; К. Гиллиган, 1992]. Авторы в качестве механизма становления половой идентичности рассматривали идентификацию.

Интеракционистский подход к трактовке половой идентичности представлен в концепции Н. Wallon [I959]. Основная гипотеза этого подхода состоит в том, что присутствие “Другого” включается в осознание себя, при этом “Другой” осознается как партнер.

Когнитивно – генетический подход [L. Kolberg, 1966] главное место в становлении половой идентичности отводит познавательным процессам, проявлением которых является самокатегоризация, появляющаяся у ребенка на определенном этапе развития.

В рамках бихевиорального подхода к объяснению механизмов половой идентичности речь идет о прямом или косвенном обусловливании [W. Mishel.1966].

Отечественные психологи ( А.Г. Асмолов, 1990; В.В. Столин, 1983; В.Е. Каган, 1994; И.С. Кон, 1978; B.C. Мухина, 1978.) рассматривают половую идентичность как компонент самосознания. В качестве ведущего механизма формирования половой идентичности обосновывается идентификация.

В итоге рассмотрения исследований, касающихся психологии пола, можно сделать вывод о преобладании исследований полового психического диморфизма к меньшей разработанности вопросов о природе и механизмах формирования половой идентичности. Отсутствуют исследования взаимоотношений психического полового диморфизма и половой идентичности.

В первой главе содержится также анализ психологических и психофизиологических исследований транссексуализма (А.И. Белкин, 1991; А.О. Бухановский, 1994; Г.С. Васильченко, 1977; Е.Т. Соколова, 1989; L.M. Lothstein, 1983; J. Beatris, 1986; R.R. Doorbar, 1969; G. Kockott, E.M. Farmer, 1988; С Mate-Kole, 1990; B. Kuchenoff, 1988; L. R. Loeb, 1992 и др.) и делается вывод о фрагментарности и малочисленности предпринятых исследований, отсутствии комплексного подхода к рассмотрению нарушения половой идентичности при транссексуализме, ее природы и механизмов становления.

В качестве теоретических предпосылок исследования инверсной половой идентичности при транссексуализме выступали следующие положения отечественной психологии (Б.Г. Ананьев, 1977; А.Г. Асмолов, 1990; С.Л. Рубинштейн, 1957; В.В. Столин, 1983; В.Е. Каган, 1994; И.С. Кон, 1978; B.C. Мухина, 1978.) Половая идентичность является компонентом самосознания и представляет собой осознанное отнесение себя к определенному полу. Половая идентичность включает когнитивный, аффективно-оценочный и поведенческий компоненты. Последний представляет собой половую роль как внешнее проявление половой идентичности.

В качестве понятия, характеризующего динамическую сторону половой идентичности, мы остановились на понятии “становление” как “отражающем… начальный этап всякого нового, когда оно уже появилось на свет, но еще полностью не сформировалось” (Г.М. Елфимов, 1983). Таким образом мы хотели подчеркнуть незавершенность процесса формирования половой идентичности личности. Как отмечал С.Л. Рубинштейн, самосознание – “это процесс переосмысливания, проходящий через всю жизнь человека” (С.Л. Рубинштейн, 1957). Являясь элементом самосознания, половая идентичность также проходит через всю жизнь человека, изменяясь вместе с изменениями жизни и сознания.

Процесс становления половой идентичности предполагает, с одной стороны, существование в обществе социокультуральных стереотипов маскулинности – феминности, тех образцов, идентифицируясь с которыми человек относит себя к мужчинам или женщинам. Идентификация как процесс присвоения личностью социокультуральных стереотипов маскулинности – феминности относится к числу постоянно действующих механизмов развития самосознания вообще и половой идентичности в частности. С другой стороны, маскулинность и феминность есть филогенетически обусловленные свойства психики. Половая идентичность интегрирует их в себе, обеспечивая представленность индивидных свойств человека на личностном уровне.

Психологическими характеристиками, описывающими половую идентичность, являются степень идентификации себя личностью с социо-культуральным стереотипом мужественности -женственности; самооценка себя как представителя пола; система ценностей личности по характеристикам мужественности – женственности; образ телесного “Я” как представителя определенного пола. Кроме того, к характеристикам половой идентичности относятся особенности полового психического диморфизма, отражающие содержание понятий маскулинность – феминность. В первой главе также выдвинута гипотеза исследования. При этом автор опирался на анализ специальной литературы, результаты клинических исследований транссексуализма, а также собственные предварительные исследования. Были сделаны следующие предположения:

  1. Инверсная половая идентичность при транссексуализме имеет свои, отличные от нормальной, этапы становления и характеризуется различным вкладом социального и биологического факторов на каждом из этапов.
  2. В основе инверсной половой идентичности у больных транссексуализмом лежат нарушения на уровне церебрального пола, что находит свое отражение на ЭЭГ больных.
  3. Степень идентификации себя с полоролевым стереотипом противоположного пола различна у мужчин-ТС и женщин-ТС и зависит от выраженности полодиморфических черт противоположного пола.
  4. Задержка полового созревания при мужском ТС ведет к феминизации психики и формированию полового диморфизма психики по женскому типу.
  5. Отсутствие гормональных нарушений в процессе полового созревания при женском ТС ведет к формированию полового диморфизма психики в соответствии с биологическим полом.
  6. Особенности самооценки себя как представителя противоположного пола зависят от особенностей системы ценностей больных транссексуализмом по характеристикам мужественности-женственности.

Сформулирована цель данной работы : психологическое и психофизиологическое исследование особенностей инверсной половой идентичности при транссексуализме. Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи.

  1. Теоретико-психологический анализ категории “половая идентичность” и выделение характеристик, ее определяющих.
  2. Обоснование методических приемов и процедур исследования характеристик половой идентичности.
  3. Выделение этапов становления инверсной половой идентичности при транссексуализме.
  4. Экспериментально-психологическое исследование инверсной половой идентичности при транссексуализме по выделенным характнристикам.
  5. Экспериментально-психологическое исследование полового диморфизма психики при транссексуализме по выбранным характеристикам.
  6. Исследование особенностей ЭЭГ больных транссексуализмом.

Вторая глава содержит общую характеристику объекта исследования и обоснование методических приемов и процедур исследования. В связи со специфичностью объекта исследования мы сочли необходимым подробнее остановиться на его характеристике.

В современной литературе термин “транссексуализм” введен Г. Бенджамином [Н. Benjamin, 1953], автором первой научной книги о транссексуализме. А.О.Бухановский, автор обширного исследования по транссексуализму, определяет его как “врожденное, экстремальное, редко встречающееся, перманентное аномальное состояние личности. Суть его и причины экстремальности заключены в полярном расхождении формирующегося психического пола биологическому и гражданскому, т.е. имеет место тотальная инверсия половой идентичности по отношению к биологической половой конституции организма и требуемому обществом стилю поведения” [А.О.Бухановский, 1994]. Выделяют женский транссексуализм – по исходному биологическому и гражданскому полу у женщин и мужской транссексуализм – по исходному биологическому и гражданскому полу у мужчин. В зарубежной литературе общепринятыми являются названия female-to-male для женского транссексуализма и male-to-female для мужского транссексуализма.

Клинические аспекты проблемы транссексуализма разрабатывались в работах Н. Benjamin, 1966; J. Hoenig e.a., 1974; J. Money, 1982; G. Dorner, e.a., 1991; А.И. Белкина, 1975; И.Л. Ботневой с соавторами, 1983; А.О. Бухановского, 1994.

В DSM-III-R в качестве клинических критериев постулируются три признака: упорный дискомфорт и чувство несоответствия в предназначенном поле, постоянная озабоченность на протяжении последних двух лет проблемой освобождения от своих первичных и вторичных половых признаков и приобретения половых признаков противоположного пола, завершенность полового созревания. Эти критерии носят скорее описательно-феноменологический характер. Наиболее обширные исследования и на их основе обобщения содержатся в работах А.О.Бухановского [1983-1995], посвященных этой тематике. Выделенные им симптомы позволяют семиотически описать развернутую клиническую картину транссексуализма.

А.О.Бухановский выделяет основные и производные симптомы трансексуализма (ТС).

Основные симптомы ТС включают инверсию половой идентичности; инверсию половой социализации личности; инверсию психосексуальной ориентации.

К производным симптомам ТС относятся: симптом отвергания пола; многообразные проявления психосоциальной дезадаптации; аутодеструктивное поведение, включая суицидальное; транссексуальную установку на изменение пола.

В экспериментальную группу вошли 100 испытуемых, 80 женщин (женский транссексуализм) и 20 мужчин (мужской транссексуализм).

Выбор приемов и процедур исследования продиктован его задачами.

В исследовании использовались следующие методы:
клинико-биографический метод, MMPI, КИСС, кинетический рисунок семьи, тест Векслера, личностная шкала тревожности Спилбергера, цветовой тест Люшера, фрустрационный тест Розенцвейга, метод ЭЭГ. Результаты исследования обрабатывались с помощью методов математической статистики – t-критерия Стъюдента и критерия Т- Уайта.

Запись ЭЭГ проводилась с помощью цифрового энцефалографа “Planet – 200” в изолирующей камере. Система отведений “10-20″ монопольно относительно объединения ушных электродов. Анализировались фоновая ЭЭГ и реактивные ЭЭГ на открывание глаз и гипервентиляцию. Спектральный анализ проводился с помощью компьютерной программы ” Brainsys”.

Автор выражает благодарность за помощь в проведении и осмыслении физиологической части исследования ведущему научному сотруднику Ростовского научно-исследовательского онкологического института к.б.н, А.Б. Порошенко.

В третьей главе представлены результаты исследований психологических и психофизиологических особенностей половой идентичности при транссексуализме. В отличие от преобладающих в клинической литературе представлений, наши исследования позволяют говорить о том, что половая идентичность при транссексуализме не является инверсной с самого начала своего становления. Клинико – биографический метод позволяет проанализировать динамику становления инверсной половой идентичности и выделить 3 этапа в этом процессе.

Критериями для выделения этапов послужили с одной стороны, клинические критерии: изменение и усложнение симптоматики, а с другой – психологические: изменения самосознания и поведения.

В качестве социального фактора становления половой идентичности выступают выработанные обществом и актуальные для данного времени и культуры стереотипы маскулинности и феминности. Эти стереотипы через посредство взрослых, сверстников, средств массовой информации формируют самосознание мальчика или девочки. В рассматриваемых нами клинических случаях транссексуализма социальный фактор всегда действовал в соответствии с биологическим полом ребенка, то есть родители и социум в целом относились и воздействовали на него в соответствии с генитальным (биологическим) полом. Поэтому в известной степени мы можем говорить об отсутствии патогенного влияния со стороны общества на процесс формирования инверсной половой идентичности при транссексуализме.

Биологический фактор формирования инверсной половой идентичности имеет свои особенности. Такие уровни биологического полового диморфизма, как гаметный, хромосомный, гонадный, генитальный не нарушены. Исключение составляет уровень церебрального пола. Именно с нарушениями половой дифференциации мозга связывают гипотетически инверсную половую идентичность при транссексуализме, хотя экспериментальное подтверждение этого положения связано с определенными трудностями.

На первом этапе, определяемом как этап половой типизации (2-6 лет), регуляторами поведения ребенка и источником самооценки себя по половому признаку являются взрослые. Половая типизация происходит в соответствии с биологическим полом и полом воспитания, и она не вызывает протеста у ребенка. Внешние, социальные факторы формирования половой идентичности преобладают над биологическими. Однако, инверсные формы поведения имеют место уже на этом этапе. Они проявляются в гетеросоциальности, гетерофилии и кроссдрессинге. Но на этом этапе они неосознаваемы в связи с недостаточной сформированностью самосознания. Внешние проявления инверсии в поведении не выходят за рамки крайних вариантов нормы развития. Основным механизмом становления половой идентичности при транссексуализме на этом этапе является идентификация с социокультурный стереотипом своего пола.

Этот этап сходен в проявлениях и при женском, и при мужском транссексуализме. Таким образом, на первом этапе отсутствует инверсия половой идентичности.

Второй этап, определяемый как этап нестабильной половой идентичности (7-16 лет), тесно связан с формированием одного из основных образований подросткового возраста – самосознания, важнейшей составной частью которого является половое самосознание. С другой стороны, это период бурного гормонального созревания и, в связи с этим, изменения внешнего облика.

Переход к этому этапу характеризуется остро переживаемым внутренним конфликтом между отнесением себя к определенному полу в соответствии с биологическим и паспортным полом и формирующейся сексуальной ориентацией, впервые осознаваемыми потребностями, противоречащими первому знанию о себе. Поведение подростков отличается выраженнной борьбой мотивов, в результате которой одни поступки диктуются мотивацией, характерной для одного пола, другие – противоположного. Другой конфликт этого периода заключается в негативно-ценностном отношении к своей телесной оболочке, особенно – к вторичным половым признакам, которые приобретают характер непреодолимой преграды по отношению к значимым мотивам и целям, фрустрируют подростка.

И, наконец, еще один из наиболее мучительных конфликтов этого периода – конфликт между сексуальной ориентацией и интериоризованными нормами морали.

Внешним проявлением половой идентичности на этом этапе является полоролевое масочное поведение, которое соответствует крайнему варианту нормы биологического пола и является наименее травмирующим для формирующегося представления о себе как представителе другого пола.

Основными механизмами формирования половой идентичности является проекция своего психологического “Я” вовне и неустойчивая идентификация с полоролевыми эталонами своего или противоположного пола.

На третьем этапе (17-20 лет) происходит становление инверсной половой идентичности. Только начиная с этого этапа можно говорить об инверсной половой идентичности при транссексуализме. На этом этапе начинается процесс половой социализации в психосексуальной роли противоположного пола, когда за основу отнесения себя к определенному полу берется психологическое “Я” субъекта. Внутренние конфликты второго этапа решаются в пользу половой идентичности.

На третьем этапе инверсная половая идентичность характеризуется стойким антагонистическим противоречием между телесным “Я” и психологическим “Я” как компонентами половой идентичности. На этом этапе резко возрастает число внешних конфликтов: между индивидуальной половой идентичностью и общественными экспектациями; конфликт между значимыми для пациентов потребностями, желанием создать семью в соответствии с психическим, а не биологическим и гражданским полом; конфликт между профессиональными стремлениями, привычками, увлечениями, особенностями внешности и запретами общества. Встречаясь с неизвестным и непонятным феноменом ТС, общество реагирует набором общественных санкций: непонимание и обвинение в гомосексуализме – 87,6% всех обследованных, осуждение и презрение – 78,1%, праздное любопытство – 75,1%, директивное принуждение и пресечение вплоть до физического воздействия – 27,9%, изгнание из коллектива, неформальной группы, гостиниц, самолетов и пр. – 37,2%. Фактически можно говорить о социальной дискриминации лиц, страдающих ТС. Психосоциальная дезадаптация и личностная переработка конкретных жизненных ситуаций создают на этом этапе суицидальную готовность – у 86,4% всех пациентов отмечено суицидальное поведение. Альтернативным суицидальному разрешением ТС конфликтов является на сегодняшний день хирургическое изменение пола, приведение телесного “Я” в соответствие психологическому. Транссексуальная установка на изменение пола, не доступная никакой психотерапевтической коррекции, имелась у всех пациентов. Основным механизмом становления инверсной половой идентичности на этом этапе является идентификация с полоролевым эталоном противоположного пола. Половая идентификация с ролью противоположного пола протекает по-разному у мужчин-ТС и у женщин-ТС.

Экспериментально-психологическими исследованиями выявлено, что степень идентификации мужчин-ТС с психосоциальной ролью женщины достаточно высока. Конфигурация MMPI профилей мужчин-ТС и здоровых женщин совпадает, а показатели по шкале женственности выше у мужчин-ТС по сравнению с здоровыми женщинами на 6 Т-баллов (р<0,05).

Система ценностей мужчин-ТС по параметрам маскулинности-феминности, выявленная с помощью методики КИСС, демонстрирует предпочтение черт женского полоролевого стереотипа и может быть охарактеризована как феминная. Высокая степень степень идентификации мужчин-ТС с женской половой ролью подтверждается анализом рисунков себя в методике “Кинетический рисунок семьи”. Образ телесного “Я” всегда соответствует противоположному полу с утрированно подчеркнутыми признаками пола. Наиболее часто пациенты идентифицируют себя с образом женщины-матери. Отсутствие в рисунках мужчин свидетельствует о том, что мужчины-ТС плохо представляют себе эту сторону отношений между мужчиной и женщиной. Степень напряжения их либидо не соответствует мужскому, основная часть пациентов (90%) вообще не имела сексуальных контактов. Оценка себя как представителя противоположного пола зависит ог степени совпадения системы самооценок и утрированно фсминной системы ценностей. Экспериментально-психологическое исследование выявляет, что степень идентификации женщин-ТС с психосоциальной ролью мужчины низка: конфигурация профиля MMPI женщин-ТС и нормальных мужчин не совпадает, средние показатели по шкале мужественности на 8 Т-баллов ниже показателей здоровых мужчин (р<0,05).

Система ценностей женщин-ТС по параметрам маскулинности-феминности, выявленная с помощью методики КИСС. может быть охарактеризована как андрогинная. Недостаточная идентификация с мужской психосоциальной ролью подтверждается особенностями рисунков женщин-ТС в методике “Кинетический рисунок семьи”: образ “Я” лишен выраженных признаков пола и олицетворяет женский романтический идеал юноши.

Разную степень идентификации с половой ролью противоположного пола мы объясняем особенностями полового психического диморфизма при мужском и женском ТС. При мужском ТС экслерименально-психологически был выявлен инверсный тип полового диморфизма по следующим наиболее альтернативным параметрам: преобладание успешности в вербальных операциях, низкий уровень агрессивности и активности, повышенный уровень тревожности, что соответствует женскому варианту. При женском ТС не выявляется инверсии полового психического диморфизма по тем же. параметрам, т.е. он также соответствует женскому варианту.

Таким образом, степень идентификации себя с половой ролью противоположного пола при транссексуализме зависит от полового психического диморфизма, который противоположен биологическому полу при мужском ТС и соответствует при женском ТС.

Половой психический диморфизм, однако, не влияет на половую идентичность как осознанное отнесение себя к определенному полу. Так, женский тип полового диморфизма при женском ТС не оказывает влияния на инверсную половую идентичность. Таким образом, психологические характеристики мужского и женского вариантов транссексуализма отличны между собой, в отличие от клинической картины, сходной в обоих случаях.

В основе нарушения становления половой идентичности при транссексуализме лежат нарушения на уровне церебрального пола. Это находит свое подтверждение на ЭЭГ обследованных, отличающихся абнормальностью. Уровень отклонений характеристик ЭЭГ не достигает патологического. Тип ЭЭГ по классификации Е.А. Жирмунской относится к четвертому типу и характеризуется дезорганизацией по альфа – ритму средней и высокой амплитуды с нарушением зональных различий. Альфа -активность имеет явную тенденцию к усилению синхронизации. В обзоре Е.А. Жирмунской [1991] имеется указание на влияние выключения гипоталамуса в формировании усиления синхронизации на ЭЭГ. Гиперсинхронизация альфа – активности отмечена при эндокринных формах гипоталамического синдрома с симптомами поражения передних отделов гипоталамуса (А.И. Рыбников, 1978). Можно предположить переднегипоталамическую заинтересованность также и при транссексуализме.

Спектральный анализ позволяет установить максимум спектральной мощности по альфа активности в правом полушарии, что может быть расценено как проявление левополушарной асимметрии. Данное предположение находит подтверждение в результатах психологического обследования с помощью теста Векслера: у всех обследованных экспериментальной группы выше успешность в вербально-логических операциях. Достоверное увеличение вклада спектральной мощности альфа – активности в теменных областях свидетельствует о нарушении зональных различий.

Основные выводы, которые могут быть сделаны на основании проведенного исследования, заключаются в следующем.

  1. Психологическая категория “половая идентичность’ определяется как осознанное отнесение себя к тому или иному полу, включающее такие аспекты, как когнитивный, аффективный и поведенческий. Основными механизмами формирования половой идентичности является идентификация как процесс уподобления социокультуральному эталону мужественности – женственности и проекция своего “Я” вовне в виде половой роли с учетом индивидуальных вариаций. Гармоничное становление половой идентичности предполагает совпадение проекции “Я” с полоролевым эталоном.Характеристиками, определяющими половую идентичность, являются:
    • степень идентификации себя с социокультуральным стреотипом мужественности -женственности;
    • самооценка себя как представителя определенного пола;
    • система ценностей личности по характеристикам мужественности – женственности;
    • образ телесного “Я” как представителя определенного пола.
  2. Наибольшую диагностическую ценность для исследования половой идентичности при транссексуализме представляют следующие приемы и процедуры исследования: MMPI, КИСС, кинетический рисунок семьи, тест Векслера, тест Розенцвейга, клинико – биографический метод. Представленный методический аппарат позволяет исследовать инверсную половую идентичность при транссексуализме, а также проводить надежную дифференциальную диагностику транссексуализма от сходных состояний.
  3. Становление инверсной головой идентичности при транссексуализме происходит в три этапа:
    • этап половой типизации без нарушения половой идентичности, но с инверсией половых форм поведения, имеющий в своей основе механизм идентификации с полоролевым эталоном своего биологического пола;
    • этап неустойчивой половой идентичности с сохраняющейся инверсией половых форм поведения, имеющий в своей основе поиски полоролевого эталона идентификации;
    • этап инверсной половой идентичности, имеющий в своей основе механизм идентификации с полоролевым эталоном противоположного пола и проекцию своего психологического “Я” в виде половой роли противоположного пола.
  4. Инверсная половая идентичность имеет различные психологические характеристики при мужском ТС и женском ТС.

Степень идентификации себя с социокультуральным эталоном женственности у мужчин – ТС выше, чем у здоровых женщин. Система ценностей по психологическим характеристикам мужественности – женственности носит утрированно феминный характер и самооценка зависит от степени совпадания с этим эталоном. Образ телесного “Я” соответствует противоположному полу и реализует идеал женщины-матери.

Степень идентификации себя с социокультуральным эталоном мужественности у женщин – ТС низка, соответствует крайнему варианту “женственного” мужчины. Это находит подтверждение в выборе партнерш женщинами – ТС: личностный профиль этих женщин свидетельствует о наборе качеств, характерных для “мужественных” женщин. Система ценностей женщин – ТС по психологическим характеристикам мужественности – женственности может быть охарактеризована как андрогинная, что обеспечивает их высокую самооценку. Образ телесного “Я” соответствует противоположному полу и реализует романтический идеал юноши без акцента на признаках пола.

Половой психический диморфизм мужчин – ТС отличается инверсией: выявляется большая успешность в вербальных операциях, низкий уровень агрессивности, повышенный уровень тревожности и плохая социальная адаптация, которая объясняется более жесткими рамками мужской половой роли. Половой психический диморфизм женщин – ТС не отличается инверсией и отвечает характеристикам женского варианта диморфизма.

Женский половой диморфизм определяет низкую степень идентификации женщин – ТС с мужской половой ролью. Инверсная половая идентичность как осознанное отнесение себя к противоположному полу не зависит от особенностей полового психического диморфизма.

В основе инверсии половой идентичности при транссексуализме лежат нарушения на уровне церебрального пола, что находит свое подтверждение на ЭЭГ больных транссексуализмом. ЭЭГ всех пациентов отличаются абнормальностью. Характеристики абнормальности гиперсинхронизация альфа – активности и сглаженность зональных различий.

Содержание диссертации отражено в следующих основных публикациях автора.

  1. Бухановский А.О., Труфаиова O.K., Иванова Т.И. Результаты клинического и экспериментально- психологического исследования при диагностике патологии личности с инверсией половой идентичности и сексуальной ориентации.// V Всесоюзный съезд невропатологов и психиатров. Тезисы докладов. Т. 1. М., 1985.
  2. Труфанова O.K., Бухановская О.А. Сравнительная характеристика личностных MMPI профилей у мужчин с синдромом отвергания пола.//Вопросы клиники, лечения и профилактики сексуальных расстройств. М., 1993.
  3. Труфанова O.K., Андреев А.С. Эмоционально-ценностное отношение к себе у мужчин с гомосексуальным поведением.// Актуальные проблемы современной психологии. Матер, научнных чтений. Харьков, 1993.
  4. Михайлова О.Ю., Труфанова O.K. Психологическое исследование особенностей фрусграционного реагирования в зависимости от типа полоролевой идентификации. // Актуальные проблемы современной психологии. Матер. научных чтений. Харьков, 1993.
  5. Труфанова O.K., Порошенко А.Б. Особенности ЭЭГ у лиц с транссексуализмом.// XII съезд психиатров России. М., 1995.
  6. Труфанова O.K. Психологическое исследование идентификации себя с социокультуральным стереотипом мужественности – женственности у больных транссексуализмом. //I съезд психологов России. Тез. докл., М., 1996.
  7. Труфанова O.K. Исследование особенностей формирования инверсной половой идентичности при трансежсуализме клинико-биографическим методом. //Сборник статей факультета психологии РГУ (в печати).

Leave a Reply