26.09.2001

Всплеск терроризма ростовские психиатры прогнозировали еще три года назад

Всемирно известный психиатр из Ростова-на-Дону, президент ле­чебно-реабилитационного научного центра «Феникс», док­тор медицинских наук профес­сор Александр Бухановский дал «Комсомолке» интервью в свя­зи с трагическими событиями в США.

— Что, на ваш взгляд, должна сейчас испытывать вся Америка?

— Не только США, весь мир испытал настоящий шок. На­селение же Штатов ныне подвержено острой психогенной реакции. Трудно сказать, сколько человек испытали тяжелейший шок. Количество погибших надо умножить на пять, чтобы подсчи­тать психологические потери нации. Этот шок способен привести к тяжелым срывам вплоть до изменения харак­тера. Собственно на них и рассчитан терроризм. Не на убитых, а на оставших­ся в живых. У них и возника­ет посттравматическое стрессовое расстройство, способное серьезно повли­ять на психику человека.

— Способны ли сегодня СМИ своими репортажами еще более усугубить де­прессию после теракта?

— Психиатры уже много раз об этом говорили. Есть этиче­ские правила Би-Би-Си, со­гласно которым запрещена демонстрация излишнего на­турализма, крови, жертв. Это имеет важнейшее значение, ибо на людей, обладающих чрезмерной впечатлительнос­тью, имеющих предрасполо­женность к девиантным отклонениям, относящимся к «группе повышенного риска», могут оказать психопатологиеческое воздействие. Это т будут так называемые «вторичные жертвы» теракта.

С другой сто­роны, демонстрация способов совершения терак­тов только облегчает жизнь самим террористам, тиражи­рует способы и методы совер­шения преступлений. Являет­ся неким учебным пособием. В голливудском боевике все­гда есть хэппи-энд, в жизни же все значительно сложнее. Я абсолютно убежден, что здесь должны быть какие-то ограничения.

— А то, что чуть ли не каж­дый второй фильм Голли­вуда о маньяках-убийцах, горах трупов, «хороших парнях», которые разносят полгорода, чтобы ухлопать сотню плохих парней, не влияет ли на психологию нации?

— В какой-то мере. Голли­вудские фильмы прежде всего преследуют кассовую цель, никаких эстетических чувств. Во время их просмотра люди сбрасывают свою внутрен­нюю агрессию, азарт, субли­мируют. Хотя трудно сказать, что это напрямую связано с агрессивностью конкретно­го человека, если у него все в порядке с психикой.

— Как вы полагаете, синд­ром камикадзе — это пато­логия или некий нацио­нальный менталитет?

— Нет. Здесь в первую оче­редь роль играют социально-политические противоречия страны. Когда их не получа­ется решить политическими средствами, прибегают к ра­дикальным. Это одна из форм отвлечения людей, создания механизма манипулирования сознанием с использованием экстремистской идеологии и низким образовательным уровнем. Культивируется оп­ределенное мировоззрение, агрессивный религиозный экстремизм. Это система формирования, школы, лагеря, воспитываются с детских лет. В идеологии камикадзе они все патриоты, жертвуют собой во имя великой цели и прямиком отправляются в рай. Подобные поступки не имеют объяснений в пси­хиатрии, и я не хотел бы, что­бы камикадзе подавались как ненормальные, больные лю­ди. Они — жертвы идеи.

— Не станут ли подобные теракты каким-либо новым словом в психиатрии? Ведь с подобными масштабами серийных убийств ни врачи, ни полиция еще не сталки­вались?

— Раньше это были единич­ные случаи, ныне это прини­мает массовый характер. Еще три года назад мы прогнози­ровали этот всплеск. Говори­ли о том, что есть уже соци­альные факторы, которые рез­ко осложняют перспективу. Но тогда мы не предполагали, что это будет так скоро. Счи­тали, что есть еще лет 10 — 15.

— В последние годы на Дону не слышно о серий­ных убийцах и маньяках. Это результат работы правоохранительных органов или затишье перед бурей?

— Действительно, по нашим данным последние 2-3 года в Ростовской области не отмечено серийных убийств. Хорошо сработал розыск, милиция, да и, наверное, наша работа дала результаты. Мы же в «Фениксе» сейчас лечим более 40 человек с «синдромом Чикатило». Один из наших пациентов ныне получает второе высшее образование. Мальчик-вампир, о котором много писали, тоже чувствует себя гораздо лучше. Некоторых мы отслеживаем на протяжении последних 8 лет. Это как раз те, которые потенциально и могли стать серийными убийцами.

— Откуда берутся маньяки? Какая почва должна быть для их появления?

— Маньяки не ходят волнами. Они были всегда, во все времена. Они не имеют ни географических, ни социальных, ни временных рамок. Есть некие социально-экономические закономерности, согласно которым маньяки должны появляться с определенной частотой на единицу времени. Существуют определенные предрасположения, особености воспитания, социальные условия, органическое повреждение мозга и т.д. Для каждой страны эти факторы разные.

— Как вы относитесь к классике «маньячного» жанра в кино, таким, как «Молчание ягнят», «Ганнибал» и др.?

У нас на конференции первый доклад должен был читать академик ФБР полковник Роберт Ресслер — одна из главных величин в миро¬вой криминальной психиатрии. Он был консультантом создателей «Молчания ягнят». Мы давно знакомы, в США он водил меня по местам, где снимался фильм. «Молчания ягнят» у нас в РГМУ используется как учебное пособие для студентов. Я бы его назвал научно-художественным фильмом. То, что я знаю о «Ганнибале», вызывает во мне отрицательные эмоции.

— А «Гражданин Икс», голливудский фильм о Чикатило, где вас прекрасно играет Макс фон Зюдов?

— Ужасный фильм. Я был на его презентации в Америке. Кстати, книга, по которой он снят, достаточно прилич¬ная. Фильм же ниже всякой киитики. Голливуд…

— Не жалеете, что вам не достался мозг Чикатило?

— Как бы то ни было кощунственно, жалею. Он должен был достаться нам. У нас сейчас есть свои методики исследования. Мы обнаружили специфические расстройства, характерные для всех маньяков. Мозг его бы нам здорово помог в стремлении спрогнозировать еще в раннем возрасте предрасположенность детей к «синдрому Чикатило». Мы сейчас готовы запускать некие анкеты в школах для выявления склонности детей к садизму. Но для этого должна быть выработана целая программа, в которой могли бы быть заинтересованы сами педагоги.

— Утверждается, что сейчас Россия испытывает всплеск сексуальных отклонений и девиантных предпочтений. Приводится даже обескураживающая статистика.

— Статистика в этом деле вообще вещь неблагодарная. Гомосексуалистов в мире всегда было постоянное количество на единицу населения. Однако сейчас статистические данные по разным оценкам колеблются от 1-го до 8% от общего числа населения. В 1999 году в Гамбурге на Всемирном конгрессе психиатров была даже секция геев-психиатров. Они не стеснялись своих предпочтений, но пытались своей идеологии придать некую наукообразность. Я категорически против этого. Одно дело ученый, другое — сексуальная ориентация. Я не возражаю против самих геев, я против популяризации любой ненормы. Чтобы миллионам людей это не преподносилась как истина в последней инстанции.

— Одно из направлений вашей деятельности посвящено механизму манипулирования толпой. Не являются ли эти исследования лакомым куском для политиков, авантюристов, террористов?

— Мы не даем технологий манипулирования толпой. Мы изучаем их последствия. Столкнулись с механизмами создания толпы в чрезвычайных ситуациях и принимаем определенные меры, чтобы это не вышло за рамки. Меня как психиатра волнует вопрос не создания, а разрушения толпы. Мы не вмешиваемся в создание политического электората, не участвуем в политических акциях.

— По-вашему, какие болезни нас ждут в XXI веке?

— Депрессия, так называемая «болезнь зависимого поведения». Ее формы — серийные убийства, наркомания, алкоголизм. Она связана с научно-технической революцией, с прогрессом, с определенным состоянием общества. Мы предвидим мощнейший всплеск этой болезни. Даже Интернет способен воздействовать на мозг человека, приводя к суицидам и серийным убийствам, примеры чего уже отмечены в Японии. Мы сейчас разрабатываем свои методы лечения этого. Возможно, число серийных убийств в мире уменьшится, а число убийств от воздействия Интернета резко увеличится. Раньше были проблемы истерических психозов, сегодня — депрессии и болезни зависимого поведения. Человечество никогда не было независимо от психолого-психиатрических проблем.

— Как вы относитесь к клонированию человека? Говорят, это один из способов лечения, в том числе и заболеваний мозга?

— Я за клонирование отдельных органов, тканей, систем, но против клонирования человека. Для этого человечество еще не созрело ни политически, ни идеологически, ни психологически. В моем представлении сегодня клонирование человека еще более страшно, чем ядерное оружие.

Сергей КИСИН

Leave a Reply