Источник: Комсомольская правда — Ростов   08.05.2004

У Инны было по восемь приступов в день, пока она не попала в центр «Феникс»

До шести лет Инна росла обычным ребенком — родите­лям на радость. А потом все резко изменилось. Она нача­ла вскакивать по ночам, бро­дить по дому, нередко по­стель ее оказывалась мокрой. И чем дальше, тем хуже. Отец Инны не был готов воспиты­вать больного ребенка. Ушел из семьи. Диагноз «эпилеп­сия» мама Инны услышала, когда дочке было уже 13 лет. Тогда она и решила всерьез заняться ее лечением. Но в отрыве от «цивилизации», в глухом селе это было не так просто. Ирина Ивановна при­нялась искать клинику, где Инну избавят от изнуритель­ных приступов. До восьми раз в день они мучили девочку. Приступы не были похожи на классическую падучую. Инна не билась в судорогах с пеной у рта. Она просто внезапно оседала и теряла сознание. Однажды она рухнула прямо возле плиты и сильно обожгла лицо. Как-то приступ «швырнул» ее на каменный пол, и она чуть было не лишилась глаза, все лицо было си­нее…

— Я не видела выхода из этой западни приступов, не видела перспектив в лечении, и иногда мне хотелось убить и ее, и себя, — рассказывает несчастная мать.

Но Ирина Ивановна нашла в себе силы и обратилась за помощью к главе своего района (Сам район и имя главы мы не называем по ее просьбе). Инне тем временем уже исполни­лось 27, но у этой симпа­тичной худень­кой девушки ни­когда не было ни первой любви, ни настоящих друзей, ни любимой работы. Приступы, приступы, приступы…

— Глава района обратился к нам, и мы решили помочь Инне, — говорит вице-президент научного центра Феникс, кандидат наук Ольга Бухановская. — Выяснилось, что с 13 лет девушке назначали один и тот же препарат — лю­минал (он же фенобарбитал). Между тем это лекарство мо­жет вызывать дисфорию — внезапную агрессию, ухуд­шение сна, также оно негативно влияет на умст­венные способности. Две недели наш эпилептологический отдел проводил диагностику Ин­ны. Она пока­зала, что у девушки врожденная аномалия со­судов мозга. Лечащий врач Наталья Богдано­ва тщательно, ме­тодом титрования, подбирала терапию, пока не пришла к необходимой дози­ровке и не остановилась на самых эффективных препа­ратах. Благо сегодня для ле­чения эпилепсии есть широкий спектр лекарств. Резуль­тат не замедлил сказаться. Стоило Инне начать лечение, как сразу наступило облегче­ние, а затем приступы пре­кратились совсем. Девушка пока в самом начале пути к нормальной жизни без при­ступов и ночных кошмаров. Но то, что этот путь верный, ни она, ни ее мама не сомне­ваются.

Специалисты центра «Фе­никс» твердо стоят на позиции, что бесперспективных больных не бывает. В наше время эпи­лепсию лечить можно. Что ме­шало Инне избавиться от при­ступов еще лет десять назад?

— В немалой степени стиг­матизация, то есть боязнь психиатров и диагнозов, ко­торые они могут поставить. Столь же сильно больных пу­гает чувство неполноценнос­ти, страх, что из-за «непри­личного» диагноза перед ни­ми закроются все двери. А ведь это однажды уже случилось в жизни Инны, когда по­сле очередного приступа ее попросили уйти с работы, -рассказывает Ольга Бухановская.

Существует такое понятие, как «бремя эпилепсии». Вра­чи центра «Феникс» исполь­зуют в работе стандарты ди­агностики и принципы лече­ния, принятые Всемирной противоэпилептической ли­гой. В «Фениксе» они соблю­даются как библейские запо­веди.

Катерина МИГУЛИНА

Leave a Reply