После рождения дочки Таня думала о самом плохом, но в центре «Феникс» ее вернули к жизни.

— Пожалуйста, позаботьтесь а моей малышке, когда меня не cranes, — огорошила родителей 22-летняя Татьяна. Месяц назад Таня стала мамой. Как таковых поводов дня уныния не было: любящие родите и заботливый муж, славная дочурка. Но Таня ясно осознавала: что-то в ней надломилось.

— Еще в роддоме я заметила, что стала вялой и слабой, словно «спущенное колесо», — рассказывает Таня, — мне приносят ре­бенка на кормление, а я чувствую, что не испытываю ни радо­сти, ни любви. Только какая-то растерянность…

Недолго думая ловушка надела «черные очки» и нацепила на себя «ярлык» — «Я — плохая мать!». Таня медленно, но вер­но погружалась в депрессию, у нее исчезли сон, аппетит, ока похудела и стала страдать за­порами, даже температура тела понизилась. Не говоря уже о подавленном состоянии, пло­хом настроении. Нет ли у нее послеродовой инфекции? -предположили родители и повели дочь на обследование. Но инфекцию не нашли, а Тане становилось все хуже и хуже. И однажды она призналась, что жизнь ей в тягость и она хочет свести с ней счеты. Тут уж ро­дители и муж испугались не на шутку. И привели Татьяну в центр «Феникс».

— С Таней случилось то, что a психиатрии называется послеродовым нервно-психическим расстройством, — поясняет ви­це-президент центра «Феникс», кандидат меднаук Ольга Бухановская. — Сегодня у нас и цен­тре проходят лечение несколько пациенток с таким недугом. Есть среди них и те, кто родили пер­венцев, и те, у кого уже есть де­ти. У кого-то депрессия началась на последних месяцах бе­ременности, у кого-то вскоре после родов. Они стали ощущать нарастающую чрезмерную усталость, повышенную тревож­ность, немощность, подавлен­ность. Куда-то ушла энергия и вкус жизни. Долгожданный ре­бенок не вызывал никаких эмоций.

— Почему же возникает такое состояний?

— Во время беременности и ро­дов организм женщины претер­певает ряд серьезных гормо­нальных изменений, особенно в период лактации и кормления грудью. У молодых мам могут возникать нервные срывы, в ос­нове которых лежат обменные нарушения. Нервные клетки на­чинают caми себя отравлять.

— Многие женщины подвер­жены депрессиям?

— К счастью, немногие. Есть личности, особенно предраспо­ложенные к ним — чувствительные, принимающие все близко к сердцу, тревожно-ранимые, мнительные. Но эти срывы об­ратимы, они существенно пси­хику не затрагивают, хорошо лечатся и заканчиваются пол­ным выздоровлением. Бывает, что со временем они проходят сами.

— А когда без помощи врача не обойтись?

— Если такое состояние длится более двух-трех недель, оно мо­жет перейти в более затяжную форму. Так случилось и с Татьяной. Мы провели комплексное об­следование, интенсивное лечение, и к концу третьей недели от депрессии не осталась и следа. Но еще месяц мы наблюдали за дина­микой самочувствия девушки, по­ка не убедились, что она оконча­тельна справилась с недугом. С этого момента прошло уже полго­да, Таня иногда заглядывает к нам со своей дочкой, рассказывает о том, как она растет, что уже уме­ет…

— Ольга Александровна, в об­ществе сформировано убежде­ние, что людям с психическими заболеваниями нельзя иметь детей.

— Это не так. Психическая бо­лезнь, как впрочем и соматичес­кая, сама по себе не является признаком неполноценности человека и не накладывает запрета на рождение детей. У подавляющего числа наших бывших пициенток после болезни родились совершенно здоровые дети. Сегодня разработан и существует алгоритм ведения беременности, родов и послеродового периода у женщин с такими забо­леваниями, как эпилепсия, шизофрения и другие. Приятно, когда наши пациентки приводят к нам в центр своих ребятишек, названных именами наших врачей.

— Если в вашей семье случилась ситуация, как у Татьяны, если потускнели краски жизни, и близкие люди кажутся чужими, не затягивайте, не ждите, пока станет хуже, обращайтесь в центр «Феникс».

Катерина Мигулина

Leave a Reply