Диагноз: рекуррентное депрессивное расстройство, текущий депрессивный эпизод средней степени тяжести с соматическими симптомами».

В «Фениксе» находится на лечении с 30 июня 2014 года по настоящее время.

Лечащий врач – Склярова Мария Сергеевна.

Знакомство с этой пациенткой не было запланировано. Интеллигентная, с очень хорошими манерами женщина сама искала встречи затем, чтобы выразить благодарность сотрудникам «ФЕНИКСА» за их высочайший профессионализм. Она за два года своей болезни повидала немало людей в белых халатах и ощутила на себе, что значит беспомощность или равнодушие врачей. Два года болезни и безрезультатных поисков тех, кто сможет помочь, – это много или мало?.. Нажав на кнопку компьютера, она в Интернете узнала о существовании ЛРНЦ «ФЕНИКС» и, найдя интересующую ее информацию, решилась на звонок…

«Сама я приехала из Республики Коми. Координаты «ФЕНИКСА» я нашла еще в сентябре 2013 года. Сразу связалась с менеджером и записалась на SKYPE-консультацию, которую провела главный врач центра Ольга Александровна Бухановская. Я благодарна ей: впервые почувствовала, насколько точны и профессиональны были задаваемые мне вопросы, как грамотно расставлены все акценты в нашей беседе. Захотелось сесть и приехать Ростов, на лечение. Но, к сожалению, мой визит в «Феникс» сильно затянулся из-за тяжелых жизненных обстоятельств, которые еще больше подорвали мое здоровье – это болезнь и смерть моей матери. Эту утрату я до сих пор не могу пережить.

В далекий, нестерпимо жаркий для меня, сибирячки, Ростов я приехала сразу, как только позволили обстоятельства – 29 июня 2014. Ночь пришлось провести в чужом городе на вокзале. Но переступив порог клиники, я забыла о сложностях быта. Все сразу закрутилось вокруг меня: обследование, постановка диагноза, назначенная терапия. Ни минуты потерянного зря времени. Внимание и участие со стороны врачей, медсестер. Лечение обосновано и разъяснено мне: Что? Зачем? Почему? Лишь вторая неделя капельниц, а я уже чувствую улучшение — то самое, стабильное, когда с каждым днем становится чуть лучше, чем вчера. Такого состояния я не помню ни в ходе, ни после лечения у местных врачей и даже в Бехтеревском институте.

С августа 2012 года, когда я потеряла аппетит и у меня нарушился сон, мне пришлось обивать пороги многих медицинских кабинетов в поисках врача, который смог бы мне помочь. Районный терапевт, поверхностно оценив мое состояние, назначил транквилизаторы, от которых мне не стало лучше. Я обратилась за помощью в поликлинику психо-неврологического диспансера, где врач- психиатр, недолго разбираясь со мной, выписал мне «Амитриптилин». Прочитав аннотацию к препарату, где указывалось, что в качестве побочного действия может наступить потеря аппетита (а ведь у меня и без этого он был нарушен), я не стала его принимать и пошла снова к этому врачу. Тогда он посоветовал мне обратиться к психотерапевту. После визита к нему было назначено полное обследование, прохождение которого в поликлинических условиях затянулось на несколько месяцев. В этот период никакой медицинской помощи я не получала, и мое самочувствие стало еще хуже прежнего: я страдала от бессонницы, буквально заставляла себя принимать пищу, делая это сознательно. Когда же результаты обследования оказались у меня на руках (это был июнь 2013 года), вместо визита к районному психотерапевту, я решилась на поездку в Петербург, в знаменитую клинику Бехтерева, на консультацию с врачом-сомнологу. Там сделали мне МРТ и ЭЭГ и назначили терапию, меняя схемы каждые 10 дней. Месяц лечения дал какие-то сдвиги: мне стало чуть лучше, но это состояние не было стабильным, и я не ощущала себя выздоравливающей. Уже в августе мое состояние настолько ухудшилось, что вынуждена была снова ехать в Петербург, на этот раз решившись на лечение в стационаре. Но нужное мне отделение оказалось закрытым, и мне ничего другого не оставалось, кроме как обратиться за помощью к тому самому петербургскому врачу, что лечил меня раньше. Мне назначены были препараты, а ожидаемого мною эффекта — постепенного улучшения состояния – так и не наступало. Вот тогда, в сентябре 2013, когда, так и не выздоровев, я вернулась домой, то решила продолжить поиски по Интернету необходимой мне клиники – так и наткнулась на координаты «ФЕНИКСА». Вскоре познакомилась по skype с О.А.Бухановской, личная встреча с которой состоялась лишь в июне 2014.

Если сравнивать свое нынешнее состояние с эффектом прежних курсов терапии, то могу сказать вполне определенно, что ощущаю существенную разницу. Здесь мне стало значительно лучше, и уже сегодня на 90% восстановлен мой сон. Я настроена оптимистично насчет своего выздоровления».

P. S.

«А еще мне очень хочется добавить немного не по теме. Я сталкиваюсь с разными людьми и вижу, как многие из них нуждаются в помощи профессионального психиатра. Но, к сожалению, большинство населения настолько напугано ярлыками, навешанными на врачей этой специальности, что предпочитает справляться со своими проблемами в одиночку, загоняя себя в алкоголь или наркотики. Каждый человек должен понимать, что обращение к психиатру – это норма. Ведь только профессионал может правильно оценить ваше состояние и помочь».

Заметьте, содержание последнего абзаца – это не текст из буклета клиники, а искренние слова, выстраданные пациентом и идущие из глубины его души. Может, и в правду стоит прислушаться?!

Leave a Reply