Skip to main content Skip to search

Archives for Истории возрождения

Пациентка Евгения Андреевна, 70 лет

Диагноз: смешанное тревожное и депрессивное расстройство.
Лечащий врач: Мельникова Оксана Владимировна, врач психиатр

Комментарий врача

Врач-психиатр,
Мельникова О.В.

«Пациентка поступила к нам с жалобами на выраженную тревогу, нарушение засыпания и частые ночные пробуждения, подавленность, отсутствие радости, а также приступы удушья и нехватки воздуха. Приступы удушья и нехватки воздуха усиливали тревогу, нарушали ее социальное функционирование.

Пациентка понимала, что часть приступов явно «сердечные», а часть «от нервов», но из-за имеющейся тревоги не получалось во время приступов понять различия, поэтому затруднялось лекарственное купирование приступов. Лечение пациентки осложнялось наличием у нее патологии сердца (тяжелая аритмия, стенокардия) и лекарственной аллергии, осложнившей подбор необходимых для ее выздоровления препаратов.

Сейчас состояние пациентки стабилизировалось: исчезла тревога, приступы «нервного» удушья прошли, нормализовались настроение и сон. Моя пациентка вновь загорелась поездкой к дочери и внучке. И это здорово!».

Рассказ пациентки

«Решение обратиться на консультацию к психиатру созрело давно, но как-то не отваживалась. Мягкая и жалостливая по характеру, сочувствующая всем, прощающая всех, я старалась все держать в себе. Считала неприличным выплескивать эмоции наружу, усилием воли боролась с тревожными мыслями. Привыкла держать себя в руках. Помню, как однажды я испытала страшное потрясение, от которого долго не могла отойти.

Случилось, что в момент, когда я спала, за окном разорвало водопроводную трубу и вода мощной струей стала фонтанировать, застилая все вокруг. Я проснулась от шума, темноты, испытала ужас, будто случился потоп – меня охватила паника, будто я тону. Понадобилось время, чтобы прийти в себя и трезво оценить масштаб бедствия. Но после испытанного стресса я еще длительное время испытывала дискомфорт. Мне бы тогда поговорить со специалистом, да сложности семейной жизни не позволили. В 57 лет мой организм дал трещины: перенесла операцию, стало болеть сердце, поставили диагноз: аритмия. Я лечилась у прекрасного кардиолога, но от приступов удушья не избавлялась. Тогда мне врач, чьему мнению я очень доверяю, порекомендовала сходить на консультацию к психиатру.

Ее доводы убеждали: сбои в работе сердца связаны не только с собственно сердечной патологией, но и с нарушением моего психосоматического состояния. Предложение обратиться за консультацией к психиатру лично я восприняла одобрительно: ведь сама об этом не раз думала. Наши мнения с врачом сошлись и по вопросу, куда идти, — только в «Феникс».

Так я оказалась на приеме у Ольги Александровны, которая безошибочно поставила предварительный диагноз – впоследствии он подтвердился данными диагностики. Мне был назначен внимательный и грамотный лечащий врач Мельникова Оксана Владимировна, было назначено лечение, для контроля за которым предложено сразу три телефонных номера, и я имела право позвонить в любое время суток и получить профессиональную помощь. Врачи смогли меня убедить, что надо отбросить стеснение в вопросах своего самочувствия и звонить в любой момент. Я не одинокий человек. У меня есть дочь и внуки, правда, они живут за границей. Но мы находимся в постоянном общении. У меня есть родственники, которые проявляют заботу обо мне, соседи, друзья. И все же, попав в «Феникс», я ощутила, будто обрела здесь вторую семью.

Никогда не видела подобного обращения к пациентам и нигде о таком не читала! Чем больше времени я проводила в центре, тем крепче верила в искреннюю доброту всего персонала. Здесь пациенты и их семьи окружены реальной заботой и вниманием. Как важно, чтобы пациент воспринимал своего доктора как союзника: в доверительной форме, выслушивая ваши вопросы, он рассказывает, какие шаги будут предприняты в вашем лечении. За три месяца, за совсем небольшую сумму (ведь лечение в других клиниках стоит гораздо дороже!), меня поставили на ноги. Моему успешному выздоровлению способствовали не только правильная лекарственная терапия, но и доброе слово врача.

Руководитель-умница так организовала работу коллектива на всех уровнях, что «Феникс» заслуживает самых высоких похвал.
Спасибо Оксане Владимировне, медсестре Юлечке! Пусть еще долго-долго Господь Бог помогает этому центру исцелять людей от недугов!»

Read more

Пациентка София Артуровна, 54 года

Эта женщина когда-то была пациенткой ЛРНЦ «Феникс» и, узнав о нашем сайте, сама изъявила желание рассказать свою историю

Комментарий врача

Главный врач ЛРНЦ Феникс, психиатр, нарколог, судебно-психиатрический эксперт, сексолог

«Что сказать? Очень приятно. Приятно узнавать о качественных и эффективных результатах своей работы. Нашему коллективу приятно и гордо получать такой отзыв. Приятно знать, что пациентка качественно, полноценно и счастливо живет. И мы приложили к этому свои усилия.
Это даёт силы работать нам дальше и «творить чудеса» по спасению пациентов. Будем продолжать держать высокую планку в своей работе!»

Рассказ пациентки

«Начало заболевания произошло в 1984г., сразу после родов. Самовольно, не дожидаясь выписки, оскорбляя персонал больницы и угрожая ему судом, я с младенцем на руках бежала из роддома. До этого никогда так не вела себя, никому не грубила, а тут превратилась в настоящую скандалистку. Приехав домой, неожиданно стала проявлять агрессию к своей маме: сознательно добивалась, чтобы она поскорее уехала и оставила в покое меня и моего новорожденного ребенка. Мама видела, что со мной что-то не так, но не знала, какие меры предпринять. В один из моментов, когда случился со мной приступ, она позвонила в скорую помощь, описав диспетчеру мое состояние. Приехала специализированная бригада, и врач, оценив мое состояние, сказал, что мне необходима госпитализация в психиатрическую больницу. Я стала отказываться, тогда он дал команду санитарам насильно погрузить меня в машину.

В городском диспансере, куда меня вначале доставили, я стала жаловаться врачу в приемном отделении на грубое обращение со мной санитаров, ждала от него сочувствия. Однако добилась обратного: со словами «Таким, как я, здесь не место!» меня отвезли в один из филиалов областной психиатрической больницы. Картина, представшая передо мной, повергла меня в ужас: я увидела больных, которые были привязаны к кроватям. Со всей активностью я стала их «высвобождать», думая, что так я отстаиваю права несчастных людей. Меня усмирили, наколов препаратами. Правда, даже «бешеные» лекарства не сразу подействовали, видно организм мой был молодой и крепкий. Но в один из моментов и он не выдержал — я «вырубилась». Придя в себя, сообразила: «Пока не поздно, отсюда надо выбираться!» Всё обдумав, поняла, что помочь в этом может только моя подруга, у которой были связи в медицинских кругах. Чтобы организовать встречу с ней, я пустилась на хитрость: прикинулась раскаявшейся дочерью, попросила о свидании с матерью, перед которой якобы я хотела извиниться, а сама лишь добилась того, чтобы через мать передать подруге, где я находилась.

Действительно, подруга, как только узнала, сразу откликнулась, и благодаря ее усилиям меня вскоре перевели в диспансер. Там я прошла курс лечения, однако мое самочувствие и после выписки оставалось отвратительным. В свои 22 года я ничего, кроме сна и покоя, не хотела. У меня совершенно не было сил заботиться о своем ребенке. Пропало либидо – разладились супружеские отношения. Бросила учебу в институте, окончательно поняв, что испытываю отвращение к своей будущей специальности. Весьма своевременным оказалось полученное мной извещение, что в связи со сменой места жительства мне надо срочно явиться к районному психиатру, чтобы стать на учет. Я боюсь предположить, чем могло все закончиться, если бы я тогда не обратилась к врачу. Ему как на духу я рассказала о своих переживаниях, и он заключил: «Необходима срочная госпитализация в психиатрическую больницу!» К такому повороту событий я не была готова: стала отказываться, ссылаясь, что муж о моем визите к психиатру не догадывается и он будет просто в шоке, что у меня на руках маленький ребенок, которого не на кого оставить. Но врач не стал меня слушать и вызвал супруга, огорошив его известием: « Ваша жена серьезно больна: у нее депрессия.

Жизнь ее под угрозой. Она нуждается в лечении в стационаре. Я не в праве ее отпустить домой, так как в любой момент с нею может случиться трагедия. Своим отказом вы возлагаете на себя ответственность за ее жизнь и здоровье. Вы рискуете лишиться ее и оказаться в роли отца-одиночки. Она ни на секунду не должна оставаться без присмотра». Муж растерялся, стал звонить к моим родственникам, рассчитывая от них получить совет, что делать. Моя тетя, узнав о случившемся, примчалась, убедила врача, что можно обойтись без госпитализации, что моим лечением сразу же займется психиатр. Благодаря ей я попала к опытному специалисту, который меня поставил на ноги, вылечил депрессию и ее последствия, и я вновь вернулась к нормальной жизни. Помню свое «пробуждение». Это был момент, когда я увидела цветущую вишню, красота которой вызвала у меня желание жить. Это дерево стало для меня символом выздоровления. С этого мгновения, почувствовав прилив жизненных сил, я стала воплощать в жизнь все свои планы.

Осуществила давнюю мечту: поступила в мединститут и с большим увлечением училась в нем. Но через полгода пришлось бросить учебу: я снова заболела. На этот раз «пусковым механизмом» к развитию депрессии стала тревога за здоровье собственного ребенка. Педиатр, осмотрев моего очередной раз заболевшего малыша, сделал заключение: «Не хочешь, чтобы ребенок стал инвалидом, не води в ясли». На карту было поставлено здоровье ребенка, и мне ничего не оставалось, как похоронить мечту о дипломе врача. Я оставила учебу. Этот выбор дался мне нелегко — я снова поплатилась за него своим здоровьем. Мое состояние усугублялось еще и разладом в семейных отношениях: нас с мужем ничто не связывало, но он не соглашался на официальный развод. Мать поддерживала его, считая мое решение следствием болезни, и заявляла: «Разведешься – денег не жди. Живи, как хочешь!» Я все-таки не могла смириться с этим и добилась своего: уличила мужа в супружеской неверности — он вынужден был дать развод, оформить законные алименты на ребенка.

Мама, до этого осуждавшая меня, узнав о предательстве зятя, в отношении меня сменила гнев на милость, стала сочувственно относиться ко мне, « брошенной и несчастной», и продолжила меня спонсировать.Я наконец обрела долгожданную свободу и могла заниматься тем, что меня давно притягивало — психологией. Запоем читала книги по специальности; посещала лекции известного психотерапевта Литвака, с которым у меня сложились почти дружеские отношения; частым гостем стала на кафедре психиатрии; поступила в университет; преподавала… Близилось завершение обучения в вузе, и я писала под руководством профессора дипломную работу, которая по глубине научного содержания имела шансы стать диссертацией. Но радужным планам не суждено было осуществиться: в это время в стране произошел дефолт. Сразу обезденежели мои спонсоры – бывший супруг и моя мать, и мне пришлось оставить любимое занятие, бросить учебу и самой зарабатывать деньги на пропитание. Устроилась на работу в «теплом местечке» — в налоговой инспекции, но продержалась я там недолго – вновь болезнь.

На этот раз она явилась ко мне в виде нагнетающих страх образов, вызывавших мысли о суициде. Так далеко дело еще не заходило никогда! Я не стала испытывать судьбу и сразу попросила маму помочь мне найти специалиста. В то время уже был «Феникс», и я попала на прием к самому АЛЕКСАНДРУ ОЛИМПИЕВИЧУ БУХАНОВСКОМ – психиатру, о профессионализме которого ходили легенды. Оказавшись в самом центре, я какое-то время не могла поверить, что так бывает. Со мной, имевшей опыт лечения в разных клиниках, впервые обращались как с человеком, личностью, а не как с «дурочкой». Конечно, это все открылось мне только после «пробуждения», наступившего недели через три, а до этого в моей памяти — полный провал. Я впервые ощутила на себе, что такое комплексный подход в лечении. Параллельно с основным заболевания мне вылечили и целый ряд сопутствующих – ведь болезнь поражает многие органы. С каждым днем я чувствовала, как мне становилось все лучше. В один из моментов я поймала себя на мысли, что чувствую себя настолько здоровой, как когда-то в молодости, лет 16 лет тому назад.

Наконец ВЫЗДОРОВЕЛА! Такое состояние, которое длилось 7 лет, делало меня счастливой. За это время я успела окончить университет, построить карьеру, дать образование своему ребенку. Казалось, болезнью я научилась «управлять». Однако она неожиданно вернулась ко мне совсем в другой форме, в виде маниакального приступа. На этот раз болезнь возникла на фоне положительных эмоций: я испытывала радость за ребенка, вступавшего в счастливый брак, за его благополучие. Как только со мной случился приступ, обратилась в «Феникс», и мне снова помогли вернуться к полноценной, активной, насыщенной жизни. С тех пор я лишь периодически получаю консультацию специалиста и живу активной жизнью. Нынешний уровень развития фармакологии и медицины создает условия для поддержания здоровья. Но без профессионалов, которым ты доверяешь, выздоровление пациента невозможно. Именно им, врачам «Феникса», исключительно хорошо знающим свое дело специалистам, отзывчивым людям, я и хочу выразить благодарность за то, что чувствую себя полноценным человеком».

Read more

Пациент Андрей Геннадьевич, 43 года

Диагноз: рекуррентное депрессивное расстройство, атипичный (тревожный) депрессивный эпизод средней степени.
Лечащий врач: САРКИСЯН МАРИЯ СЕРГЕЕВНА.

На встрече присутствовали пациент и его жена, которая первой начала беседу:

«Пока не заболел муж, я не осознавала, что с таким эмоциональным состоянием самостоятельно не справиться, что надо обращаться только к специалистам. На своем горьком опыте убедилась, что значит бороться за здоровье близкого в одиночку, без поддержки со стороны семьи, когда нет солидарности по поводу необходимости лечения у психиатра: папа – за, мама — против; жена –за, муж — против… Серьезную ошибку совершают те, кто думает, что болезнь сама собой пройдет, что к кому угодно стоит обращаться, но только не к психиатру. Результатом вашего промедления может стать серьезное ухудшение состояния больного, а может, и того хуже: не успеете спасти родного человека.

Чтобы попасть на лечение именно в «Феникс», нам пришлось совершить не только длительный перелет, но и 1,5 года поскитаться по различным клиникам и медицинским центрам нашего города, побывать на приемах у нескольких психиатров. Было потрачено много сил — моральных, физических, израсходована уйма денег, а результата никакого. Состояние мужа на глазах ухудшалось, от бесполезности прилагаемых мной усилий у меня опускались руки. И только «Феникс» вдохнул в меня надежду на выздоровление супруга».

Дальше рассказывать стал сам пациент:

«До 40 лет я вообще не обращался к врачам: не было ни малейшего повода, ощущал себя абсолютно здоровым человеком. А вот с определенного момента стало болеть сердце, пошел к врачу – и сразу серьезный диагноз: «У вас врожденный порок сердца, требуется срочная операция по замене клапана». Меня это известие буквально подкосило: к такому развитию событий я совершенно не был готов – у меня появились тревожные мысли, впадал в уныние. Сама операция прошла успешно, но в продолжительный период реабилитации я нуждался в профессиональной психологической поддержке, которую я не знал, как получить. Вот если бы, как в «Фениксе», лечили комплексно, то болезнь, которая тогда только начиналась, не зашла бы так далеко. Помню, обратился к врачу-кардиологу с жалобами на свое эмоциональное состояние – он отшутился, сказав, что надо не залеживаться в больнице, в домашней обстановке все пройдет. Однако вопреки его прогнозам, дома все ухудшилось настолько, что я готов был добровольно лечь в любую психиатрическую больницу. Жена, видевшая мои мучительные состояния, прилагала все усилия, чтобы помочь мне: возила в специализированные клиники, где я от принимавших меня врачей слышал одно и то же: «Вы не наш пациент. У вас все в порядке». Но мне от этих слов не становилось легче: я рассчитывал на помощь, а мне в ней отказывали. Жена добилась, чтобы меня проконсультировал известный в нашем городе врач-психиатр. Он, осмотрев меня, не нашел состояние серьезным, и рекомендовал принимать лекарственный препарат, который, по его мнению, должен был помочь. Но мое состояние на фоне принимаемого лекарства продолжало ухудшаться, а контакта с психиатром не было, и мое лечение никак не контролировалось. Я вынужден был обращаться к другим специалистам, но их назначения не способствовали моему выздоровлению. А от приема одного из прописанных мне препаратов, как засвидетельствовали потом врачи, с легкой руки того, кто его прописал, я мог отправиться на тот свет. День за днем во мне как снежный ком нарастали подавленность, безрадостность, тревожность, истощались жизненные силы. Сначала страдания испытывал от обострившегося слуха (слышал все, что происходило за стенкой). Затем меня стали раздражать запахи (не выносил, когда жена готовила еду), появилась боязнь света (требовал, чтобы в квартире были плотно зашторены все окна, чтобы не проникал дневной свет). Заметил, что стал катастрофически худеть, хотя принимал тот же объем пищи. За короткий промежуток времени сбросил 60 кг.. Потом потерял интерес к еде, к окружающим — ко всему и ко всем. Жил как Ванька-встанька, будто запрограммированный: любой сбой в установленном распорядке дня приводил к нарушению работы всего организма. Постоянный дискомфорт возникал по поводу частого, очень обильного мочеиспускания. Меня угнетало мое состояние, пытался определить, чем болен. Много времени проводил в Интернете, читая медицинские статьи, где описывалась симптоматика, подобная моей; обращался к врачам разных профилей. Но везде, как под копирку, после диагностического обследования и сданных анализов слышал одни и те же слова: «У вас все в порядке». Тем временем мои мучения усиливались. Многое из описываемого мной состояния я восстановил в своей памяти по рассказам жены, которая, когда дело дошло до того, что я стал уходить из дома и высказывать мысли о самоубийстве, решилась действовать радикально. Заручившись одобрением со стороны моего отца, полетела со мной в Ростов-на-Дону, потому что там …»

Жена продолжила разговор:

«Потому что именно там находится клиника «Феникс». О ней я узнала из официального сайта, по отзывам ее пациентов. Меня все убеждало в том, что именно туда я должна повести своего супруга. Мое решение поддержал свёкр, который о центре узнал по своим каналам: знакомые ему врачи в один голос советовали обращаться только туда.

За долгие месяцы обивания порогов в различных лечебных учреждениях я настолько привыкла, к равнодушию и безучастности медиков, что была поражена уважительным отношением врачей «Феникса», которые внимательно выслушивали жалобы больного, задавали точные вопросы. Меня также удивило, что консилиум проводила главврач ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА БУХАНОВСКАЯ не одна, а вместе с пятью специалистами разных профилей. Столь повышенное внимание к пациенту, как мне объясняли, связано с наличием осложнений, сопутствующих течению основного заболевания. По окончании консилиума мужу был поставлен окончательный диагноз, и лечащий врач – Саркисян Мария Сергеевна незамедлительно начала комплексное лечение. Днем и ночью, 24 часа в сутки, Мария Сергеевна находилась с нами на связи. Случалось, и в ночные часы, когда возникали проблемы с состоянием супруга, приходилось звонить ей, и всегда она моментально реагировала, корректируя прием лекарственных препаратов и давая правильные советы мне, указания медперсоналу. Был момент, когда глубокой ночью потребовалась экстренная помощь – врач сразу скорректировал прием препаратов, и состояние мужа пришло в норму.

Как мы сожалеем о том, что не сразу попали в «Феникс», где работают истинные профессионалы, где пациент получает весь объем необходимой ему медицинской помощи, где, помимо основного заболевания, лечатся и сопутствующие, где больного человека окружают должным вниманием, где проводят работу не только с самим заболевшим, но и его семьей, также нуждающейся в правильных советах по уходу за пациентом, по выстраиванию дальнейших отношений с ним в семье. Сколько денег до этого было выброшено на ветер. Нам есть с чем сравнивать, сколько стоят медицинские услуги в других клиниках и в «Фениксе». Если в оплату лечения пациента в центре включается весь комплекс услуг, все обследования сопутствующих заболеваний, все лекарственные препараты, медицинское наблюдение, то в тех медклиниках, куда мы обращались до этого, каждая из перечисленных позиций оплачивалась в отдельности, и пребывание в стационаре стоило в разы дороже.

К тому же, по уровню профессионализма «Феникс» вне конкуренции!

Искренне жаль, что у нас на родине нет «Феникса» — открыли бы свой филиал, отбоя не было бы от пациентов.

В общем, лечение мужа, как и прогнозировали врачи, прошло успешно. Мы вернулись в свой город. Муж настолько хорошо себя чувствовал, что втянулся в свой привычный ритм, работал на двух работах. По установленной договоренности общался со своим лечащим врачом по Интернету. Постепенно прием лекарственных препаратов был сведен до минимума -1/4 таблетки. Три года полноценной жизни — и вот тут мой супруг решил, что с болезнью расстался навсегда, и самовольно перестал принимать лекарство. До поры до времени обходилось, как вдруг прозвенел звоночек: он поймал себя на мысли, что стал испытывать ощущения, знакомые ему по периоду болезни. Заволновался, вернулся к лекарству, но ожидаемого эффекта не ощутил. Тогда он открылся вначале мне, а потом обо всем пришлось поговорить начистоту с врачом – Марией Сергеевной. К счастью, доктор не отвернулась от нас, она вновь протянула руку помощи. Правда, для этого вновь пришлось пройти курс лечения – расплата за глупость.

Вывод напрашивается сам собой: без назначения врача ни за что нельзя отменять препаратов. Это рискованная игра с огнем! Все усилия могут оказаться безрезультатными, если нарушить, как в нашем случае, медицинское назначение.

А еще хочу обратиться к родным пациентов:

«Вы должны контролировать прием препаратов!
Не усыпляйте своей бдительности!
Не идите на поводу у близкого человека, уступая его просьбам!
Ведь ваша якобы жалость может привести к тому, что трагедия вновь разыграется. В ваш дом вновь постучится беда.

Доверяйте опыту и профессионализму врача, стоящего на страже здоровья пациента».

Read more

Пациент Дамир, 28 лет

Диагноз: параноидная шизофрения, шубообразный тип течения (эпизодический тип течения с нарастающим дефектом), депрессивно-параноидный синдром.
Лечащий врач: Збарская Ольга Владимировна

Комментарий врача

Врач-психиатр

«Дамир поступил в нашу клинику в период обострения заболевания. Он страдает шизофренией на протяжении 10 лет, и его болезнь стала носить непрерывный характер. Последние 4 года по 2-3 раза в год оказывался в психиатрической больнице по месту жительства. Но если поначалу проводимое в стационаре лечение хоть сколько-нибудь улучшало его состояние, то последние годы пациент чувствовал себя после выписки ничуть не лучше.

Сформировалось враждебное отношение к врачам. Он стал бояться больницы и лечения. За время болезни Дамир предпринял 3 попытки суицида, как мы называем брутальные (нанесение ножевых ранений в области груди и живота, повешение). Он чудом остался живым. Дамир в течение 6 лет непрерывно «слышал голоса внутри головы и ухом», они «оскорбляли и унижали» его, «говорили непристойности» в адрес него и его близких. Он был подавлен, тосклив, его ничего не радовала. Мысль о повторном самоубийстве часто посещала его, в этом он видел выход от «мучающих» его «голосов».
Вот в таком состоянии он и приехал к нам на лечение.

О Дамире и его проблемах я узнала сначала от главного врача центра – ОЛЬГИ АЛЕКСАНДРОВНЫ БУХАНОВСКОЙ, которая провела консультацию. Родители решили, что лечить сына они будут только в «Фениксе» и выехали в Ростов.

На основании обследования было решено провести курс «обрывающей» терапии, то есть терапии, направленной на прерывание симптомов болезни. К таким методам относятся ЭСТ (электросудорожная терапия), ИКТ (инсулинокоматозная терапия). Эти методы лечения в сочетании с медикаментозной терапией (а мы подбирали современные психотропные препараты, которые ни разу не были предложены пациенту) дала прогнозируемый положительный результат. Не скрою, что как лечащий врач испытала определенного рода трудности в подборе лекарственных препаратов.

Но в итоге удалось добиться максимального эффекта при минимальных побочных явлениях. Пациент после проведенного курса лечения на 90% избавился от симптомов болезни. «Голоса» возникали крайне редко, стали очень тихими, появились дни, когда их вовсе не было. И это впервые за последние 6 лет! Он впервые ощутил нормальное настроение, стал улыбаться, ощущать удовольствия. У него появилось желание устроиться на работу».

Рассказ пациента

«До 20 лет я был здоров. Окончил школу, поступил в техникум, строил планы на будущее. И вдруг БОЛЕЗНЬ. Она нахлынула внезапно. Я не мог понять, что со мной не так: думал, что окружающие издеваются надо мной. Так, в доме, этажом выше, я стал отчетливо слышать «голоса»: они говорили про меня что-то подозрительное, плохое Поднявшись наверх, я никого там не обнаружил. Затем мне послышались «голоса» за углом дома – я попросил своего брата, убедиться, что там есть кто-то.

Но никто, кроме меня, никаких голосов не слышал. И брат, естественно, никого там не увидел. Я не поверил: пошел и удостоверился в этом. Для родителей стало ясно, что меня следует показать психиатру. После приема у него мне назначили прием препаратов, от которых, к сожалению, мне становилось невыносимо плохо. «Голоса» продолжались. Я был доведен до суицида. Затем последовала реанимация, за ней – психиатрическая больница, незначительное облегчение состояния, выписка, и вскоре опять все то же невыносимое состояние. В год не меньше, чем 2 раза, проводил в больнице. Я ненавидел ее и врачей.

Совсем по-другому все сложилось у меня в «Фениксе», куда привез меня папа. Брат в Интернете нашел эту клинику, и после скайп-консультации я оказался в Ростове. У меня сразу возникло доверие к тому специалисту, который проводил прием – это была главный врач центра ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА БУХАНОВСКАЯ. Затем к назначенному мне врачу – доктору Ольге Владимировне. Лечение, которое было проведено, впервые вернуло мне здоровье процентов на 80-90. Я знаю, что полностью избавить меня от болезни невозможно: она перешла в хроническую форму. Однако я впервые стал чувствовать себя настолько хорошо, как до болезни, 10 лет назад.

Я чувствую спокойствие. Мое настроение стало хорошим. Вместо отчаяния и замкнутости — планы на будущее и широкий круг общения. Я думаю устроиться на работу и помогать своим престарелым родителям. Больше не ощущаю себя одиноким и беспомощным. Я много с кем общаюсь.

Я хочу жить и дорожу жизнью!!!»

Read more

Пациент Виктор, 23 года

О пути к выздоровлению рассказывает мать пациента.

Комментарий врача

Дьяченко Антон Васильевич

Врач-психиатр ЛРНЦ «Феникс»

«Случай с моим пациентом показывает, что нельзя прятать голову в песок, нельзя долго терпеть и ждать, что все нормализуется само. Надо ВОВРЕМЯ обращаться к ПСИХИАТРУ! Вовремя и рано начатое лечение приносит хорошие результаты!

Да, в данном случае пациент уже болел 2 года; да, долго, но нам врачам надо ставить перед собой реальные терапевтические цели и стараться максимально их достигать! «Нет невозможного, есть неспособные» — помню всегда слова своего учителя БУХАНОВСКОГО Александра Олимпиевича.
Так работает и будет работать наш ФЕНИКС».

О состоянии пациента рассказывает его мать

«Болезнь сына свалилась на меня как гром среди ясного неба. Все было, как у всех: молодой, общительный, вокруг много товарищей, учеба в вузе, вечеринки… И вдруг все в жизни моего сына пошло не так. Мне казалось, что беды начались поздней осенью – зимой 2017. Это потом, когда сын, отвечая на вопрос врача, когда впервые проявилась его болезнь, я узнала, что он продолжительное время скрывал от меня свое состояние. Оказалось, первый приступ случился летом 2016, когда он ездил к морю со своими друзьями. Там ему вдруг стало казаться, что «с ним что-то хотят сделать», что «жизнь его под угрозой», он «слышал голоса преследователей» и пытался от них убежать. Из этой поездки сын вернулся похудевшим, осунувшимся. Но эти внешние перемены я связала с тем, что он устал от неустройства быта, походных условий, что плохо питался – такая реакция организма не показалась мне подозрительной.

Сын тогда мне ничего не рассказал: хотел уберечь от лишних волнений. Когда началась занятия в вузе, для него встать утром стало настоящей пыткой. Я не могла его добудиться, он опаздывал на учебу. Я-то думала, что причина в неправильном режиме дня, когда ночи напролет он проводит за книгами. Но сын вскоре сам признался, что он не может уснуть ночью, и попросил меня купить снотворное. Я стала давать ему лекарство, но оно не помогало. У него не было сил ходить на занятия. Из-за их пропуска возникли проблемы в учебе. Мой сын худел на глазах, терял аппетит. Из-за его раздражительности и обидчивости возникли трудности в общении. Появилась подозрительность в его поведении и недоверчивость ко всему.
Я понимала, что с сыном что-то не так. Но что? К кому обращаться за помощью?

И вот однажды с моих глаз словно пелена спала, когда мой сын обратился ко мне с просьбой: «Мама, посмотри в окно, ты видишь на улице громко разговаривающих соседей. Ты же слышишь, что они говорят обо мне?». Я же никаких голосов не слышала и, выглянув в окно, убедилась, что там нет никого. Тогда-то со всей очевидностью я поняла, что мой сын болен и куда обращаться за помощью? Нашла адрес государственного психиатра, но он принимал частно, и повела к нему сына на прием. Диагноз прозвучал как приговор: с таким заболеванием – лечение в стационаре без всяких гарантий на улучшение состояния, затем – постановка на учет у районного психиатра, отказ от радужных планов на будущее, оформление инвалидности.

Говорить об испытанном мной потрясении не приходится. Но я как мать не могла смириться с тем, что у моего сына нулевые перспективы на будущее. В одном я была уверена, что в государственную клинику я сына не поведу, а буду искать то лечебное учреждение, где сыну реально помогут и не поставят на его жизни клеймо. Так, в Интернете я набрела на сайт «Феникса», переступив порог которого я вместе с сыном ощутила реальную поддержку и помощь. После первичной консультации, которую провела ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА БУХАНОВСКАЯ, был поставлен предварительный диагноз, назначен лечащий врач и сразу же началось обследование и лечение. При этом были созданы все условия, чтобы сын успешно сдал экзамены в вузе и «закрыл семестр». Об эффективности проведенной терапии я могу судить по ряду изменений в состоянии сына: он перестал слышать голоса, ушла раздражительность и подозрительность. Не могу забыть момента, когда на лице сына я снова увидела «его улыбку» — ту самую неповторимую, естественную, природную, которой всегда светилось его лицо. Тогда-то я испытала счастье: «Мой сын ВЕРНУЛСЯ!»

Сейчас мой сын продолжает свое обучение в вузе. Он мечтает реализоваться в профессии, найти свое дело. Общение с лечащим психиатром теперь происходит в форме еженедельных консультаций. Врач постоянно вносит коррективы в его лечение, сокращая прием лекарственных препаратов и их дозы. Меня очень обрадовало, когда в один из моментов сын по своей инициативе бросил курить. Об этом я, как мать, могла только помечтать.

Я так счастлива, что к моему сыну вернулось здоровье. Теперь я хочу, чтобы он смог бы стать самостоятельным и счастливым человеком. Для этого я вместе со своим мужем приложу все усилия и старания.

Я уверена: без врачей «Феникса» путь к выздоровлению сына был бы невозможен».

Read more

Пациент Андрей Ильич, 56 лет

Диагноз: депрессивный эпизод средней степени с соматическими симптомами.
Лечащий врач: Саркисова Овсанна Акоповна.

Комментарий врача

Саркисова Овсанна Акоповна

Врач-психиатр ЛРНЦ «Феникс»

«Пациент обратился с жалобой на «сбой» в здоровье. Хождение по врачам и разного рода назначенные ими лечения не улучшали его состояния. Он жаловался на утрату работоспособности, подорванную самооценку, потерю интереса к жизни, нехватку жизненных сил и бодрости. Правильно поставленный диагноз, выстроенная схема лечения и точно подобранные лекарственные препараты очень скоро привели к желаемым результатам.

Успех в лечении был очевиден, оставалось только сожалеть, что пациент не обратился раньше: возможно, он избежал бы тех мучительных состояний, претерпеваемых им в течение нескольких месяцев и серьезно подрывавших качество его жизни».

Рассказ пациента

«До того как решился обратиться к специалистам «Феникса», я пытался самостоятельно справиться со своими недугами. Неожиданно для себя обнаружил, что меня будто из розетки вытянули. Я впал в ступор. Выполняя привычную для себя работу, «тормозил», чувствовал беспомощность и растерянность. В один из моментов осознал, что мне опасно садиться за руль. Мучился со сном, пытаясь принимать снотворные препараты, добивался противоположного результата. Лекарство действовало на 1-2 часа, а дальше – мучительная бессонница. Наступило такое время, что я и вовсе не мог уснуть, чувствуя, что мозги ни на минуту не отключаются. После – полная разбитость. Состояние «сон — не сон» продолжалось три недели. Меня в конец это измотало.
Зная, по отзывам своей сотрудницы, о высоком профессионализме специалистов «Феникса», решился обратиться именно сюда (Ни на секунду не пожалел об этом!). Скептик по натуре, я не рассчитывал на столь быстрое выздоровление, но факты были на лицо. После первых же капельниц почувствовал улучшение. Вскоре ко мне вернулся нормальный сон. Все, к чему я раньше был привязан, стало снова мне дорого: мой внук, семья, моя работа как руководителя, любимые охота и рыбалка…
Я вновь себя почувствовал полноценной личностью, здоровым и счастливым человеком».

Read more

Пациентка Марина, 30 лет

Диагноз: шизоаффективное расстройство («послеродовый психоз»).
Лечащий врач: Кашин Александр Александрович.

В разговоре участвовали две собеседницы – пациентка Марина и ее мать, которая пришла, чтобы своим присутствием поддержать дочь. Вспоминать о пережитом Марине приходилось, прилагая усилия воли, подавляя слезы. За последние 2 месяца она прошла через такие испытания, которые едва не сломили ее, поколебав веру в окружающих людей, в справедливость.

Началось все с момента появления на свет ребенка – казалось бы, одного из самых счастливых и радостных событий в судьбе каждой женщины-матери. Но для нее оно было омрачено внезапно обрушившейся на нее болезнью – расстройством психики. За этим последовал еще удар: предательство мужа, подстрекаемого к этому его родственниками. Супруг не проявил никакого участия к жене, которая в своем состоянии как никто другой нуждалась в поддержке – как будто не было до этого 2, 5 лет совместной жизни, как будто не строили они вдвоем планов на будущее в ожидании появления на свет ребенка.

Пользуясь временной беспомощностью своей жены, тайком от ее родных муж забрал новорожденного из роддома и привез не по адресу, где они прежде проживали с женой, где совместно готовились к встрече малыша, а к своей матери, поспешно прописав его именно там. Трудно найти оправдания такому поведению с точки зрения человеческой морали, когда обрываются все прежние связи, рушатся годами выстроенные отношения. Но с этого момента дом, в котором находился младенец, превратился в неприступную крепость для Марининых родителей, которым не разрешали видеться с внуком. Что же касается самой Марины, то семейка ее супруга вовсе списала больную невестку со счетов: ее квартира была полностью опустошена. Но самое страшное испытание ожидало женщину после выписки из больницы: ее, мать ребенка, не допустили к нему. Хоть она еще не совсем окрепла после перенесенной болезни, она все же нашла в себе силы и стала отстаивать свое законное право на воспитание собственного сына — ведь иное поведение противоречило бы самой природе материнства.

О подробностях этой человеческой драмы расскажет сама пациентка

«Я заболела внезапно, без каких бы то ни было предпосылок. Сразу после родов (они были тяжелыми) возникло странное ощущение, будто «плывет» голова. Потом, это уже со слов окружающих, я потеряла ориентацию во времени. Возник панический страх за младенца: постоянно пребывала в тревоге, что с ним может что-то случиться. У меня расстроился сон: я ни днем, ни ночью не могла уснуть. Потеряла аппетит — еле-еле вталкивала в себя пищу. Казалось все окружающее меня загадочным, как будто я попала в сказку. Когда подошло время выписки ребенка, меня направили на лечение в ПНД. Там я провела 4 дня. На 5-ый, с согласия врачей, я была перевезена в «ФЕНИКС», где и прошла полноценное, комплексное лечение, где, помимо восстановления моего психического состояния, меня избавили от других послеродовых проблем.

Однако на фоне развивающейся семейной драмы мое здоровье постоянно подвергалось опасности. Как можно сохранить эмоциональное равновесие, если становится известно, что за то время, пока я болела, семья супруга делала все, чтобы отобрать у меня сына. Муж, следуя воле своей матери, тайком от моих родителей, которые изъявляли готовность принять все заботы о малыше на себя, увез новорожденного из роддома в дом свекрови. Пока я была в больнице, он вместе со своей родней вывез из квартиры, где мы совместно с ним проживали, все: мебель, вещи, документы. Мне не оставили даже паспорта (его пришлось возвращать с помощью полиции). Муж, имея на руках все документы, игнорируя мое существование, прописал сына по адресу проживания свекрови и оформил на себя пособие по уходу за ребенком. Судя по всему в его планы, поощряемые свекровью, входило лишить меня родительских прав на том основании, что я побывала в ПДН. К счастью, авантюра с получением справки о моей недееспособности им не удалась: врачи на подлог не пошли и подобной справки не выдали.

Как только здоровье ко мне вернулось, я поспешила к своему сыночку. Но не тут-то было. Семья мужа не допустила к нему ни меня, ни моих родителей. Нам не открывали дверей дома, где находился мой сын. Я вынуждена была обратиться в органы опеки и полицию, чтобы добиться права увидеть собственного малыша. Специалисты, разобравшись в сути конфликта, вынесли решение, согласно которому за мной закреплялось право заниматься воспитанием сына в установленные часы (с 9.00 до 18.00 – время, когда отец ребенка находился на работе). Правда, эти условия осложнялись тем, что общение с сыном должно было происходить в доме, где ребенок официально зарегистрирован, т.е. у свекрови.

Меня это не останавливало – лишь бы была возможность видеться с сынишкой, держать его на руках. Однако я не могла предположить, насколько издевательскими окажутся созданные мне условия, явно направленные на то, чтобы выбить меня из равновесия. Вместо полноценного общения с малышом, меня принудили заняться мытьем пола в доме. Затем свекровь потребовала вручную перестирать белье ( при наличии стиральной машины). Гладить его я должна была в плохо освещенном помещении, где в целях экономии мне запретили включать свет. Каждый мой шаг свекровь держала под контролем, диктуя, что и как я должна была делать. Мне негде было ни присесть, ни прилечь, чтобы немного передохнуть. Съесть мне удалось за весь день лишь прихваченный с собой бутерброд. А ведь мой восстановительный курс терапии к тому моменту еще не был завершен, и мне следовало придерживаться определеннного режима, правильно питаться и отдыхать.

В общем, на следующий день, когда я должна была отправиться нянчить сына, у меня резко подскочило давление. Лечащий врач усмотрел в этом угрозу моему здоровью и запретил мне куда-либо ехать до тех пор, пока не нормализуется состояние. Когда я почувствовала себя значительно лучше, сразу отправилась к сыну. Меня там встретила тревожная новость, которую, не открывая дверей, сообщили родственники мужа: сына, с диагнозом ОРВИ, с температурой 39 градусов, увезла скорая, свекровь — с ним. Вместе со своими родителями я кинулась искать, в какую из больниц положили моего ребенка (эти сведения от меня сознательно скрыли, вероятно, чтобы добавить мучений). Определив местонахождение сына, в считанные минуты я оказалась там, но к нему меня не допустили, сказав, что после проведенных процедур не стоит беспокоить — он спит, а свидание с ним возможно только на следующий день. С утра я уже вновь была в больнице, ожидая, что наконец-то увижу сыночка. Но вышедший к нам врач сообщил, что ранним утром бабушка, взяв внука, самовольно покинула больницу.

Я не находила себе места, опасаясь за здоровье сына, которому, как показывают события, медицинская помощь в нужном объеме не была оказана. Я приехала к свекрови, стучала, сколько было сил, но дверь мне так и не отворили. Мне только крикнули, что это я виновна в болезни ребенка и что меня к нему больше не допустят. Обвинения в мой адрес, конечно, были безосновательны, однако я не добилась главного: своими глазами не увидела, в каком состоянии пребывает мой сын, выздоровел ли он.

На следующий день я вызвала к своему ребенку участкового педиатра и попросила специалиста органов опеки присутствовать при врачебном осмотре, предварительно обрисовав возникшую ситуацию. Вместе с ними я вошла в дом свекрови. Врач осмотрел ребенка и успокоил меня, что здоровье моего сына вне опасности. При свидетелях меня не удалось выпроводить, поэтому я осталась с малышом и пробыла столько, сколько официально мне разрешалось… (Тут женщина заплакала, перед тем как произнести следующую фразу). После этого дня я больше не виделась с сыном, потому что меня туда не пускает свекровь. Даже присутствие работников полиции не останавливает ее от самоуправства и произвола.

Но я чувствую свою уверенность, в том числе и потому что с первых минут сложной семейной ситуации со мной рядом врачи Феникса и юрист центра Хабибулин Марат Заидович».

Мама пациентки добавила от себя:

«Последний раз, когда мы с мужем попытались мирно договориться с зятем и его родственниками, уладить спорные вопросы, не увенчалась успехом. Нас грубо, насильно вытолкали за дверь (огромные синяки на руках женщины красноречиво подтверждали правдивость ее слов). Мы не можем смириться с таким положение дел и будем добиваться справедливого решения. Но только опасаемся, что в этом противостоянии может пострадать наш внук. У меня есть серьезные опасения, что нашим обидчикам не ребенок нужен. Ими движут меркантильные интересы, а ребенок просто заложник их авантюры».

Какими расчетами руководствуются те, кто пытается лишить Марину счастья материнства, а ее родителей радости общения с внуком, может разобраться только суд? Но уже сейчас очевидно, что лишать мать прав на том лишь основании, что у нее имеется психиатрический диагноз (по свидетельству врачей, нисколько не угрожающий здоровью ребенка ), — это явный произвол и откровенное беззаконие.

Желаем Марине и ее родным силы духа, чтобы справиться со сложнейшей жизненной ситуацией, в которой они оказались. А еще ВЕРЫ, что справедливость восторжествует, что на их стороне ЗАКОН, который пресекает подобные проявления дискриминации личности.

P.S. Сейчас юридическая служба Центра, занимающаяся вопросами правовой защиты интересов своих пациентов, готовит материалы для предоставления в суд с целью восстановления матери в ее законных правах. И есть определенная уверенность, что дело будет выиграно – справедливость восстановлена.

Read more

Пациент Артём, 23 года

Диагноз: биполярное аффективное расстройство, текущий смешанный эпизод средне-тяжелой степени с психотическими симптомами.
Лечащий врач: Золотова Елена Николаевна.

Пациент прилетел на лечение из европейского государства, известного своим высоким уровнем развития медицины – многие наши соотечественники (если позволяет их бюджет) именно там поправляют свое здоровье. Однако родители Артёма для лечения своего сына обратились в российскую клинику «Феникс». Почему?

Об этом расскажет отец пациента

«Я был на грани отчаяния, когда привез Артема в ростовскую клинику. До этого столько пришлось перенести! С июля 2016 мы с женой потеряли покой. Глядя на мучения сына, винил себя в собственном бессилии, но не решался действовать.

Поначалу, когда Тёма только вернулся из армии, мы думали, что перемены, которые произошли в его поведении, связаны с периодом адаптации к гражданской жизни после нескольких лет службы. Особого значения не придавали ссорам с нами, воспринимая их как способ самоутверждения повзрослевшего сына. Появившиеся странности в его реакции оправдывали возникновением напряженных ситуаций в его жизни, чрезмерно большой нагрузкой на работе. Я думал: «Пройдет темная полоса в его жизни – и состояние Артема восстановится». Но время шло, ситуации приходили в норму, а несвойственные ему поведенческие моменты лишь закреплялись. Так, появилась беспричинная плаксивость. Однажды я оказался свидетелем странной реакции сына, который, смотря на плавящийся металл, испытал страх. На мой вопрос, что его так испугало, прозвучало не менее странное пояснение: «Боюсь получить от этого отравление». Без каких-либо оснований Артем стал бояться любых переездов в транспорте. Страхи день ото дня множились. Раньше никогда с ним подобного не было! Настораживало еще его чрезмерное увлечение религиозной литературой, которую он читал ночи напролет, с трудом пробуждаясь на работу. Наступило время, когда Артем и вовсе перестал по ночам спать.

«Сын в опасности!»- понимали мы как родители, но так и не решались показать его специалистам. Случай заставил нас действовать: это произошло после того как он лишился сознания прямо на работе. Без промедлений повез я Артема прямо к психиатру, уверенный, что из-за тяжести состояния его определят на лечение в стационар. Но осмотревший моего сына специалист стал убеждать, что оснований для направления сына в больницу нет, что ему поможет прием лекарственных препаратов. Сердцем чувствовал, что врач заблуждается, но мог ли я не доверять профессионалу. Сын под нашим с женой контролем регулярно принимал назначенные лекарства, однако его самочувствие не улучшалось. Артем стал испытывать боли в груди такой силы, что ему «хотелось нож вонзить, чтобы прекратить мучения». Он страдал от ощущения жжения, будто «все внутри у него горит: голова, глаза». Дважды с Артемом случался приступ (это позже я узнал, что врачи называют это состояние «панической атакой»).

«Папа, помоги! Со мной что-то не так. Мне надо в больницу!» — когда я услышал это, без промедлений повез его в клинику. Там снова отказывались госпитализировать, объясняя тем, что сын не настолько серьезно болен. Постоянно являясь свидетелем его мучительных состояний, я настаивал: «Сына надо лечить в стационаре». Врачи уступили, все же приняли, и 7 дней он провел в больнице, где лечили исключительно таблетками. На восьмые сутки его выписали без каких-либо признаков улучшения.

«К кому теперь обращаться? Куда везти больного сына?» — вертелись в голове вопросы. Собственного опыта не было – прислушивался к разным советам. Рекомендовали лечение в профильных санаториях – свозил его в Словакию, Грузию. Результат нулевой! Вновь обратиться к психиатру по месту жительства. Он назначил антидепрессант – не подошел. Заменил на другой – без результата, попробовал увеличивать дозировку до максимальной, но эффект оставался по-прежнему нулевым. Болезненное состояние сына продолжало осложняться другими симптомами: стал страдать тяжелыми головными болями. Я снова предпринял попытку госпитализировать сына в государственную больницу — не удалось. Хотел положить в частную клинику – сам отказался от этой затеи, когда, побеседовав с ее специалистами, узнал, что там лечат гипнозом. Такой метод воздействия на сознание человека мною (согласно моим верованием и убеждениями) абсолютно неприемлем!

Весь Интернет облазил я в поисках клиники с надежной репутацией, но такой не находил ни в нашей стране, ни в ближайших других.

А вот российский ЛРНЦ «Феникс» сразу привлек мое внимание. Изучив все отзывы – и положительные, и отрицательные, — решил для себя: «Это то, что нужно!» Набрал номер диспетчера и договорился о и о skype – консультации. Ее проводила ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА БУХАНОВСКАЯ. Сын после беседы с нею сказал: « Папа, так со мною никто не говорил, никто так не понимал моего состояния». Мне, как отцу, Ольга Александровна настойчиво рекомендовала как можно скорее определить сына на лечение в стационар, при этом (что показалось мне этичным) она вовсе не агитировала приезжать в «Феникс».

После консультации я окончательно утвердился в своем решении лететь в Ростов. «Там помогут!» — подсказывал мне внутренний голос. Позвонил, чтобы выказать готовность хоть завтра начать лечение в центре «Феникс», но, к сожалению, обнаружилось, что в данный момент в стационаре мест не было. Меня попросили неделю подождать. Сын мучился, страдал, а вместе с ним и мы с женой. Однажды, когда стало совершенно невыносимо, я решился без предварительной договоренности лететь в Ростов на удачу: будет, что будет. Купив билеты на самолет, позвонил администратору «Феникса», чтобы сообщить о нашем вылете, объясняя, что ситуация критическая — терпеть больше нет сил. Из Ростова прозвучали слова поддержки: «Ждем. Встречу организуем». Действительно, в аэропорту нас встретили и сразу же доставили в клинику. Там сына ждал лечащий врач – Золотова Елена Николаевна. Она произвела осмотр, сделала назначения. Наконец-таки ощутил, что теперь мы не один на один со своей бедой: здоровье сына в руках профессионалов!

В стационаре на тот момент свободных мест действительно не оказалось, но меня с сыном не выставили на улицу — нам помогли снять квартиру поблизости от Центра, обустроить наш быт. Главное, мой сын стал получать полноценное лечение и постепенно выздоравливал. Сегодня можно сказать, что серьезные проблемы, связанные с состоянием здоровья Артема, уже позади. Для меня, иностранца, три месяца пребывания в южном городе России – это непростое время, когда на моих глазах шла борьба за жизнь и здоровье родного, горячо любимого человека.

В памяти осталось только самое лучшее: здесь моего сына вернули к полноценной жизни. И еще (деталь, но весьма показательная!) главный врач центра О.А.Бухановская при выписке сказала: «Знайте, вы всегда можете на нас рассчитывать. Если по возвращении домой ваш лечащий врач изъявит желание с нами сотрудничать в вопросах дальнейшей реабилитации пациента, то мы всегда готовы».

Приятно осознавать, что есть еще врачи-профессионалы, которые в ответе за своих пациентов не на словах, а на деле».

Read more

Пациент Алексей Петрович, 65 лет

Рассказ пациента о пути к возраждению.

Врач-психиатр

«Всегда надо помнить, что мы – врачи должны искать пути помощи пациенту. В нашей работе важно услышать больного, вникнуть в проблему, понять, чем болеет пациент, и назначить нужное лечение. Сбор сведений о жизни и болезни пациента, глубокий анализ длинника расстройства дают возможность результативно лечить!»

Рассказ пациента

«Мое болезненное состояние длится с осени 2013г., когда я впервые стал ощущать себя плохо: у меня нарушился сон. С этими проблемами обратился к районному неврологу, который выписал мне снотворное. Месяц приема препарата – нулевой результат. Весной стало еще тяжелей: я страдал от бессонницы, и снотворное не помогало. Решил обратиться к сомнологу одной из солидных клиник. Проведенное обследование показало, что я все-таки ночью сплю, правда, недостаточно, всего 2-3 часа. При этом мой сон был короткий, неглубокий, потому вставал с ощущением, будто ни на минуту не засыпал.

Мне было рекомендовано спать на удобной подушке, в полной изоляции от всяких шумов… Вернувшись домой со своими неразрешенными проблемами, я вынужден был обратиться за помощью к районному психиатру, который прописал мне снотворное. Так как лечения я никакого не получал, то мое состояние продолжало ухудшаться, и потому мне снова понадобилась консультация психиатра – на этот раз я обратился к частному. Именно он впервые сказал, что у меня депрессия, и назначил антидепрессант, который также не давал улучшения моего состояния. Я сам пытался определить причину моего заболевания, для чего прошел исследование головы и шейных сосудов, которое лишь подтвердило наличие у меня асомнии.

К этому моменту на фоне антидепрессанта я спал 2-3 часа. По утрам чувствовал себя совершенно разбитым, озлобленным, ничто не радовало. Подвернулось предложение устроиться на выгодную работу – я согласился, думая, в первую очередь, что это станет для меня стимулом собраться, мобилизоваться. Однако все 10 месяцев, пока я ходил на работу, это было насилие над самим собой. В конец измученный, я не мог быть эффективным работником, потому принял решение уволиться. Мне трудно описать все переживаемые мной мучительные состояния, но одно из самых ярких, это когда я ощущал жжение в ступнях, которое снималось только, когда я ходил по льду или снегу босиком. Знойным летом 2017 года мне стало совсем невыносимо: жжение в ногах было безостановочным. Бессонница. Потерял в весе 8 кг.. Силы меня покидали.

Тогда я и нашел в Интернете сайт «Феникса», заказал консультацию. Прием вела Мельникова Оксана Владимировна, которая была очень внимательна ко мне, выслушала все мои жалобы. Она расписала мое лечение и рекомендовала провести его в дневном стационаре по месту жительства. Но я настоял (и очень рад сделанному мной выбору!) на том, чтобы меня лечили только в «Фениксе». Явное улучшение состояния я ощутил уже через 2 недели, когда вернулся ко мне сон. Это счастье, когда ты снова можешь спать и видеть сны! Ушли навязчивые состояния. Вернулась ко мне прежняя уверенность.

На консилиуме, состоявшемся через 2 недели после начала лечения присутствовали мой лечащий врач и ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА БУХАНОВСКАЯ, я признал, что впервые за последнее время почувствовал возрождение. Врачи констатировали: «Значит, мы на правильном пути!» Проблема со сном решена, но еще предстоит разобраться в причинах ощущаемого мной жжения в ступнях. Уже назначена консультация у сосудистого хирурга. Я верю в возможность своего полного выздоровления, однако понимаю, что произойдет оно не в одно мгновение, что надо запастись терпением и оптимизмом.

Пять вычеркнутых из жизни лет уже позади!

Я на пути к ВОЗРОЖДЕНИЮ

Read more

Пациент Никита, 25 лет

Рассказ матери пациента о пути к выздоровлению.

Диагноз: шизотипичное расстройство.
Лечащий врач: Дьяченко Антон Васильевич.

Комментарий врача

Дьяченко Антон Васильевич

Врач-психиатр

«Пациент поступил с жалобами на многочисленные ритуалы, навязчивости, которые за последние 2-3 года настолько осложнили жизнь его самого и родителей, что вмешательство специалистов стало крайней необходимостью. Для молодого человека стало невозможным посещение общественных мест. По причине своего состояния он оставил учебу, прекратил общение с людьми, кроме своих родителей.

После обращения в наш центр началось лечение пациента, которое осложнялось проявляющейся выраженной склонностью к побочным явлениям от лекарств. Вследствие этого потребовалась особая деликатность и тщательность при подборе медикаментов. На фоне лечения произошло существенное сокращение ритуалов и интенсивности навязчивых мыслей. Поведение пациента к моменту его выписки перестало отличаться от общепринятого. Несмотря на то, что переживания у пациента частично сохранились, но изменилось его восприятие: они стали подвергаться волевому контролю с его стороны. Сейчас продолжается психотерапевтическое лечение. Динамика очевидна: в ближайших планах пациента возвращение к учебе».

Рассказ матери

«Ярко выраженные признаки нездоровья сына проявились 2 года назад. Это были выполняемые им многочисленные ритуалы: вначале – общепринятые, а затем придуманные самим. Никита совершал повторные действия, которые со стороны казались абсолютно бессмысленными, но, не выполнив их, он не мог покинуть дом. Вскоре из-за этого пришлось от многого отказаться, в том числе и от обучения. Мы с мужем пытались своими разговорами убедить сына жить иначе, но однажды поняли, что все наши словесные формы воздействия на него абсолютно бесполезны и нужна помощь специалиста. Сына обследовал психолог и установил заболевание, которое взялся сам лечить. Мы добросовестно выполняли все назначения психолога, принимали препараты, прописанные им, но улучшения не наступало – медикаментозная терапия не приводила к улучшению состояния Никиты. Количество ритуалов лишь возрастало, они заполнили всю жизнь сына, не оставив места ни для чего другого. Так дальше не могло продолжаться, и мы обратились в «Феникс», надеясь на то, что истинные специалисты вернут здоровье нашему сыну.

Лечение Никиты в центре подходит к завершению. Улучшение состояния очевидно: в его жизни ритуалов стало намного меньше и появилось даже желание продолжить учебу, оставленную им когда-то. Мне, как матери, хочется, чтобы мой сын поскорее выздоровел. Однако я понимаю, насколько серьезно он болен и как непрост его путь к выздоровлению. А ведь если бы мы не обратились в «Феникс», его мучения бы не прекратились.

Я благодарю специалистов «Феникса» за высококвалифицированную медицинскую помощь, оказанную моему сыну, и за психологическую поддержку нас, родителей».

Read more

Пациентка Александра, 35 лет

Диагноз: рекуррентное депрессивное расстройство, текущий депрессивный эпизод легко-средней степени.
Лечащий врач: Кашин Александр Александрович.

Рассказ пациентки

«Впервые признаки заболевания проявились сразу после рождения ребенка, в 2014 году. Я чувствовала себя плохо, ничего не могла делать, не ела – только пила воду. Не спала. С каждым днем силы таяли, а на руках – младенец. Близкие – муж и сестра — целыми днями были на работе и не могли наблюдать мое состояние. Когда же я жаловалась им на плохое самочувствие, то давали советы: «Перестань наговаривать на себя. Ты в порядке. Только соберись». Лишь тогда они забили тревогу, когда стали свидетелями того, как однажды я просто — напросто не смогла подняться с постели: настолько была истощена и обессилена. Когда о моем состоянии стало известно маме (мы с ней жили в разных городах), она сразу определила, что меня надо вести к психиатру. Я – в штыки: «Не псих же я, в самом деле!» Но наступил тот самый момент, когда мне стало настолько плохо, что я была согласна лечиться где угодно – лишь бы полегчало. Так я попала на прием к психиатру, под руководством которого проходило мое лечение. Через месяц я стала другим человеком: с трудом верилось, что это стало возможным.

Я вернулась к своим обязанностям молодой матери. Перестала ставить перед собой сверхсложные задачи, изводить себя за невыполненное. Рассчитывала свои силы – справлялась с запланированной нагрузкой. Режим дня подстроила под ребенка: малышка спит – и я отдыхаю, бодрствует – и я делаю все необходимое. Со временем под наблюдением врача была снижена доза лекарственных препаратов до минимума, а затем их и вовсе отменили.

Но заболевание неожиданно вернулось ко мне. Это случилось на фоне перемен в моей личной жизни и возникшего в связи с этим конфликта с родителями. В один из моментов я поймала себя на мысли, что испытываю тревожные ощущения, с которых когда-то начиналась моя болезнь. На этот раз не меня пришлось уговаривать, а я сама стала просить родителей помочь мне в лечении у психиатра. Но до обращения к врачу я решила возобновить прием антидепрессантов, принимаемых ранее.

Несмотря на плохое самочувствие и начатый прием антидепрессанта, я «с дури» отметила свой день рождения. Сочетание алкоголя с антидепрессантами привело к приступу, подобно эпилептическому припадку. До того как это случилось, я успела отвести ребенка в детсад, а затем рухнула перед родителями. Страшно представить, если бы это случилось на глазах не взрослых, а ребенка. Я пребывала в беспамятстве не минуты или часы, а целых пять дней – время, стертое в мое сознании настолько, что я совершенно ничего не помню. Только со слов родителей знаю, что была доставлена в «Феникс». Так я оказалась в «Фениксе», став пациенткой КАШИНА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА. Единственное, что запечатлелось в моей памяти за все эти «беспамятные» дни, — это то, что мне был выделен для вещей шкафчик под номером 13. И все! Дальше – полный провал. Лишь на шестой день я очнулась. С этого момента с каждым днем мое самочувствие постоянно улучшалось. Я вернулась к жизни!

Мое лечение еще продолжается, но уже сейчас я похожа на саму себя. Со всеми обязанностями успешно справляюсь. Рядом со мной мои близкие и друзья, мой ребенок. Меня немножко тревожит мысль, что мое состояние может вновь вернуться. Но я понимаю, что многое зависит от меня самой: врачи делают свое – но и я должна правильно относиться к своему здоровью.

Лишь пройдя через испытания, ты начинаешь ценить главное: «КАКОЕ ЭТО СЧАСТЬЕ БЫТЬ ЗДРОВЫМ И ПОЛНОЦЕННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ!»

Read more

Пациентка София, 34 года

Диагноз: шизоаффективный психоз (приступ фебрильной шизофрении, истинный онейроид) рекуррентное.
Лечащий врач: Дхавал Чандракант Мавани.

Комментарий Главного врача Бухановской О.А.

Главный врач ЛРНЦ Феникс,
психиатр, нарколог,
судебно-психиатрический эксперт, сексолог

«Такие пациенты, как София, заполняются врачам на всю жизнь. Почему? Психоз, который она перенесла, — самый тяжелый в психиатрии, это психоз в рамках фебрильной шизофрении. При нем очень высокая летальность. Пока София не вышла из психоза весь коллектив Феникса жил, как на вулкане. Фебрильный онейроидный психоз – это психоз с помраченностью сознания, на фоне которого температура поднимается до 40 градусов и выше.

Подъем температуры связан с нарушениями в головном мозге, т.е. центрального происхождения. А у Софии еще и пневмония возникла, поэтому лечение проводили как психического расстройства, так и соматического. Нам необходимо было начать процедуры ЭСТ, это единственный метод показанный при фебрильной шизофрении, а тут пневмония. Как только получили разрешение от пульмонологов на проведение ЭСТ, в тот же день приступили к ее реализации. После тяжелой борьбы с болезнью, Вы даже не представляете, как прекрасно видеть своего пациента здоровым! Здоровья Софии на многие годы!».

Молодая женщина, окончив свое лечение в «Фениксе», вернулась домой и с головой окунулась в свои домашние обязанности. За нею соскучились двое детишек, которые с момента выздоровления любимой мамочки не хотели с нею ни на минуту расставаться. Поэтому пациентка дала свое согласие на интервью только с условием, что будет оно проведено по скайпу.

Вот что она рассказала

«Летом этого года со мной стали происходить серьезные перемены. Однажды, проснувшись, я вдруг ощутила себя экстрасенсом, способным всех вылечить, чем, к недоумению окружающих, и стала заниматься. Странно изменились вкусовые ощущения: большинство продуктов питания напоминали мне вкус земли. Происходившие в дальнейшем со мной перемены я помню нечетко, разве только то, что «хотела оживить игрушки», для этого окуная их в воду. Еще один эпизод запечатлелся в моем сознании, когда ни с того ни с сего я вызвала такси и поехала в аэропорт, чтобы встретить мужа, который якобы должен был вернуться из командировки. На полпути пришло вразумление, что совершаю какую-то глупость, что мой муж никуда не уезжал из города, и я вернулась домой. С этого момента мои близкие стали бояться оставлять меня одну и постоянно следили, чтобы со мной не случилось что-либо подобное. От меня изолировали моих детей, опасаясь, чтобы в таком состоянии я не причинила им какой-либо травмы. Незадолго до того как я попала на лечение в центр, сидела за компьютером и вдруг стала видеть картинки, на которых содержалась информация о том, кто и чем из моих родственников болеет, сколько лет проживет. Многое из этого периода жизни совершенно стерлось из моей памяти, но по рассказам моих родных знаю, что странных поступков я совершила тогда немало.

В один из моментов муж вместе с родителями решился повезти меня в Ростов на консультацию, в ходе которой выяснилось, что меня следует экстренно госпитализировать, чтобы купировать состояние психоза. Мое лечение протекало сложно, так как оно проходило на фоне другого обнаруженного у меня заболевания — воспаления легких. Три недели я провела в реанимации, где ежедневно меня посещал мой лечащий врач Мавани, следя за моим состоянием, корректируя назначение. Но об этом я знаю лишь из рассказов медперсонала реанимации и моих родных, так как сама очнулась лишь через месяц — адекватно стала воспринимать реальность. Сколько радости было у врачей, медсестер, когда я наконец-то проснулась. Радостной была и встреча с мужем, сестрой — без труда я их узнала и стала расспрашивать о доме, детях. Удивительным было лишь то, что не могла восстановить в своей памяти события недавнего прошлого, хотя, всё давнее четко помнила. Еще один месяц лечения прошел в стационаре «Феникса», а после – дома я продолжала прием лекарственных препаратов и приходила на консультацию к своему лечащему врачу.

Сегодня истекает запланированный срок моего лечения. Я чувствую себя, как до болезни. Вернулись ко мне физические силы, прежнее эмоциональное состояние. Я ощущаю себя вполне здоровым человеком, но все же по рекомендации врача слежу за объемом нагрузки в домашних делах. Хочется за всё сразу схватиться, но, сдерживая себя, выполняю лишь первоочередное. Так, уход за младшим ребенком пока взяла на себя моя мама, а я вожу старшенького на подготовку и помогаю ему выполнять домашние задания. До болезни у меня были друзья, но сейчас их список расширился: прибавились встретившиеся в «Фениксе» люди, в особенности чудесный доктор Дхавал, вернувший мне здоровье».

Read more

Пациент Федор, 32 года

Диагноз: полинаркомания 2-ой степени; биполярное аффективное расстройство.
Лечащий врач: Стрюков Александр Николаевич.

Рассказ пациента

«Наркотики стал употреблять лет с 17-ти, в школьном возрасте. В течение 6 лет «сидел» на синтетическом героине, смеси лекарственных препаратов. Потом сам, без посторонней помощи, «соскочил». Период ремиссии продолжался лет 7. Затем вновь «таблетки»: доходило до 200 в день (на сленге — «сторчался»).

Вся жизнь пошла под откос, семейный развод, проблемы на работе. В этот период, на свое счастье, я встретилнщину, которую по-настоящему полюбил. Она уговорила меня на лечение в «Фениксе», где меня избавили от наркозависимости. Но от дальнейшего лечения я отказался, решив, что вполне здоров. Прошло немного времени, и вместо наркотиков стал употреблять алкоголь, без всякой меры, а вслед за этим — «Соли».

Через два года такой жизни со мной случился психоз — я лишился рассудка, пребывал в бредовом состоянии. Тогда мне было наплевать на всё, кроме дозы наркотика. Вместо того, чтобы на последние деньги купить заболевшему ребенку лекарство, тратил их на наркотик. Я «исчерпал» себя: не мог жить без наркотиков, но и употреблять уже не мог. Случилось проходить мимо церкви – я зашел туда и стал, как мог, молиться, прося у Бога указать мне путь.

Мне помог Господь. Не знаю, как иначе толковать тот факт, что через неделю я оказался в «Фениксе», куда пришел сам и добровольно согласился на лечение. Правда, мой путь в Центр был весьма странен: я вдруг стал ревновать свою жену, казалось, что она изменяет мне с несколькими мужчинами. В связи с этим несколько раз ударил ее, как бы воспитывая и надеясь, что это прервет ее «измены» (как стыдно это вспоминать; хочется сейчас руки себе оторвать; как я мог ударить свою любимую?»). Также в бредовом состоянии почудилось, что с женой случилась беда, что она кем-то изнасилована и находится в состоянии стресса. От меня исходила инициатива сопроводить ее в «Феникс», на консультацию к психиатру. Однако в ходе визита выяснилось, что в лечении нуждался я, а не она. К удивлению всех, я без колебаний дал согласие пройти курс терапии.

С того момента прошло три месяца. Я пребываю в трезвости. Ко мне вернулись эмоции: стал спокоен и уравновешен. Я стал разумным. Сейчас понимаю, какую чушь я нес и чувствова.

Я благодарен своему лечащему врачу — Александру Николаевичу и психологу Альберту. Настоящие профессионалы!

Многим я обязан своим новым товарищам из «Собрания анонимных наркоманов». Их советы для меня бесценны.
Но главное, без чего невозможно было мое перерождение, — это Вера, а также любовь моей жены. Сегодня я дорожу своей семьей, ведь два года ни меня в ней не было, ни у меня не возникало потребности в ней. Передо мной большие задачи по самовоспитанию.

Хочется жить, ставить цели и добиваться их решения!»

Read more

Нелли Николаевна, мать пациента

«Я привезла своего 26 -летнего сына из Воронежа. Решилась на это, находясь на грани отчаяния. Вот уже 6 лет как сын болен. Где только мы не лечились! Сын лежал в закрытом психо-неврологическом диспансере, где с каждой неделей пребывания там ему становилось все хуже. Общаясь с матерями других пациентов, я узнала, что всех там лечат одинаково, по шаблону. Меня не покидало ощущение, что теряю сына. И как только оказалась свидетелем грубого и бесцеремонного обращения медицинских работников с беспомощными больными, я немедленно забрала своего ребенка домой. Курс лекарственной терапии не помогал, как и лечение у разных врачей частных и государственных клиник. Где я только не побывала, пытаясь спасти своего сына.

Дошла даже до « бабок» и экстрасенсов. Не жаль было истраченных немалых денег, страшно, что с каждым разом угасала вера в успех. Но сын не сдавался: в Интернете искал сведения о своем заболевании и адреса российских клиник, где лечат больных с таким диагнозом. Он не раз называл мне ростовский Центр А.О.Бухановского, о лечении в котором пациенты отзывались с большой благодарностью. Но окончательное решение я приняла несколько неожиданно. Смотрела по ТВ передачу про разоблачение маньяка Чикатило, где принимала участие главврач «Феникса» О.А.Бухановская. Не знаю почему, но ее рассказ о работе «Феникса» вызвал у меня исключительное доверие. Я сразу поняла: только там помогут моему сыну. И не ошиблась.

В ходе передачи сообщались телефоны, по которым можно было связаться и записаться на прием. 22 ноября я позвонила, а 26 ноября 2013 года я была на приеме. Страшно сказать, что бы случилось с моим сыном, если бы мы не попали в Центр. Ведь я привезла его практически лежачим больным. Он не разговаривал и не держал головы… Совсем немного времени прошло с момента начала лечения, но сыну уже стало значительно лучше. Я вижу, как он возвращается к жизни, как на моих глазах вылечиваются другие пациенты, которые поступили больными, а уходят в нормальном состоянии.

Как много значит от профессионализма врачей и от тепла, которым здесь согревают каждого – и пациента, и его близких. Наш лечащий врач Оксана Владимировна Мельникова – внимательный, очень чуткий человек. Но по моим наблюдениям (я нахожусь при сыне день и ночь), весь коллектив «Феникса» — это удивительные люди. Они как одна семья, для которой человечность и милосердие не пустые слова, а жизненный принцип. Чувствуется, что в этом доме (а иначе Центр не назовешь) нет случайных людей: все они преданы своему делу.

Я верю в выздоровление своего сына, и эту уверенность поддерживают и врачи, и медсестры, и психологи, и нянечки.

Пройдет какое-то время, и я вернусь с сыном в родной город. Всем друзьям по несчастью я подскажу, куда надо спешить за помощью: город Ростов-на-Дону, ЛРНЦ «Феникс».

Read more

Пациент Ибрагим, 17 лет

Диагноз: шизоаффективное расстройство, депрессивный тип» (согласно национальной классификации «рекуррентная шизофрения, онейроидно-бредовой приступ, этап фантастической деперсонализации и дереализации».
Лечащий врач: Дьяченко Антон Васильевич

Эта встреча с отцом пациента состоялся, когда сын уже пошел на поправку и к отцу пришла уверенность, что к прежнему болезненному состоянию обратной дороги нет. Он захотел поделиться с другими своим многотрудным опытом и выразить благодарность за спасение сына, а также «показать дорогу к дому, где возвращают к жизни».

«Беда постучалась в мой дом внезапно. Болезнь сына- первенца, сильно привязанного ко мне, буквально сразила наповал. Казалось, земля уходила из-под ног. Но я, дагестанец, глава семьи, отец троих детей, не имел права сдаваться. Бросив все, занялся здоровьем сына. К каким только врачам и народным целителям не обращался за помощью! Кто только не гарантировал его выздоровление! Тыкался, как слепой, с каждым разом теряя надежду, так как состояние парня не улучшалось. В Интернете нашел адрес ЛРНЦ « ФЕНИКС», прочитал отзывы бывших пациентов и решился привезти сына в Ростов.

В тот же день, когда приехали в Ростов (нам повезло) сразу попали на собеседование, в ходе которого выяснилось, что необходимо без промедления укладывать сына в стационар. Столько раз обманывались мои ожидания, что и здесь поначалу в меня закралось сомнение в правильности моего выбора. Но сегодня я благодарю судьбу, что мы попали именно сюда. Мои страхи день ото дня нахождения в Центре отступали: я ощущал, что мой сын в надежных руках. Крепла вера в профессионализм врачей, так как выздоровление пациентов происходило прямо на глазах. Моему мальчику с каждым днем становилось лучше. И можно было бы довериться и оставить сына, а самому уехать на родину, да после пережитого вдалеке от него не мог оставаться. Здесь же нас с сыном поддерживали не только врачи и психологи, но и весь персонал Центра. Сколько нужных и незаменимых в ту трудную минуту слов находили эти люди! Я знаю, здесь нет места для равнодушия и безучастности!

Приближается срок выписки из Центра – это радостное и долгожданное событие. Мы с выздоровевшим сыном, наконец, вернемся на родину, где нас с нетерпением ждут родные и близкие. Но нам будет грустно расставаться с уютом и гостеприимством этого дома, с людьми, дарившими нам свое тепло и поддерживавшими нас в трудную минуту. Мой сын, как и многие другие пациенты, идущие на поправку, вооружился фотоаппаратом и делает снимки на память, приговаривая, что он будет скучать по всем этим людям, к которым он так привязался».

Прошло три месяца после завершения курса лечения в Центре, когда пациент вместе со своим отцом вернулся домой в объятия соскучившихся родных. Уже налаживалась привычная жизнь: юноша приступил к занятиям в школе, отец вернулся к своей прежней работе. Теперь они контроль за состоянием юноши проводится дистанционно, но с обязательным хотя бы однократным приездом в «Феникс» на плановый профилактический осмотр к своему лечащему врачу, чтобы убедиться о сохранении ремиссии (выздоровления) и чтобы скорректировать дальнейшее лечение.
Каждый раз сокращалось количество лекарственных препаратов, так как состояние пациента становилось заметно лучше и квалифицировалось врачами как стойкая ремиссия. В один из таких визитов мы вновь встретились с отцом, который с готовностью пожелал поделиться новыми впечатлениями. К нашей беседе захотел присоединиться и сын – красивый, улыбчивый юноша. Чувствовалось, что отец и сын – это не просто родные люди, а еще и большие друзья – судя по всему, секретов у них друг от друга нет. По тому, как парень смотрел на своего отца, было понятно, что тот для него настоящий авторитет. Отец заговорил первым:

«Как много изменилось с момента нашей первой встречи. Мой сын вернулся к самому себе! Его телефон не смолкает: звонят одноклассники, товарищи, девочки. Радость вернулась в семью. Брат и сестра соскучились, не отходят от старшенького. Вся наша семья, наконец, в сборе. Теперь можно говорить и о планах на будущее».

Тут в разговор вступил сын, у которого с лица не сходила добродушная улыбка:

«Хорошо, когда семья вместе! Я опять научился радоваться жизни. В школе меня тепло встретили одноклассники и мои товарищи. Я, конечно, отстал в учебе, теперь наверстываю. Хочу окончить школу и поступить в техникум, выучиться и работать. Я верю, что Всевышний послал мне испытыние – мою болезнь, но и хорошие врачи от Него же. Он же дает и силы справляться со всеми трудностями».

Отец, слушая разумно рассуждающего сына, не скрывал своего удовлетворения. Только на один миг почувствовалось, как заиграли скулы на лице этого мужественного мужчины, и он сдавленно произнес:

«Невыносимо, когда мучается твой ребенок!!! Как вспомнишь прошлое – в пот бросает. Лишь бы дети не болели!

Боюсь даже думать, что было бы с сыном, если бы не Центр. Здесь не только настоящие специалисты, но и удивительные люди. Мы приезжаем сюда, как домой. Здесь чувствуется тепло. Люди все замечательные. Лечащий врач Антон Васильевич – доброй души человек, прекрасный специалист. В любое время готов помочь. Медперсонал как родные: с поцелуем встречают и провожают. Сейчас еще больше понимаю, как нам повезло, что попали именно сюда. Ведь был и за моими плечами тот страшный опыт, когда я разуверился в медиках. Разочарований в людях в белых халатах у меня за время болезни сына накопилось немало. Добила последняя история, когда врач, который лечил моего мальчика там, в родном городе, бросил нас в беде. Мы просили его помочь, когда у сына случился приступ, а он сказал, что ему некогда и попросил его больше не беспокоить. Помню эти страшные минуты отчаяния в ожидании приезда скорой, которая еле откачала парня.

Вот тогда я и решился ехать в Ростов, в «Феникс». Еще раз подтверждаю: только здесь ко мне вернулась вера во врачей, да и вообще в людей. Сколько подобных моей истории услышал я от таких же хлебнувших горя родителей, чьих детей губили безграмотные и бездушные «специалисты». Некоторые пациенты, прошедшие лечение в психоневрологических диспансерах и психиатрических больницах, панически боялись врачей! И лишь здесь к ним возвращалось спокойствие и доверие. Доброта медперсонала Центра не показная, а самая искренняя; тепло идет от душ и сердец этих людей. Главный врач, Ольга Александровна, — большая умница, ведь какая ноша на ее плечах! Мы желаем ей силы и мужества! Возрождение людей к жизни – это героический поступок. За спасение сына всему коллективу Центра я безмерно благодарен. Всех благ и процветания «Фениксу!»
Помолчав, он добавил:
«Болезнь сына научила меня ценить жизнь и понимать ее. Я знаю, что счастье – это когда дети твои здоровы».

Двое мужчин – отец и сын, попрощавшись, стали собираться на рейсовый автобус, который должен был увезти их в родной Дагестан. До отъезда у них еще оставалось время, и они захотели пройтись по улицам Ростова. Наслаждаясь весенним преображением города, они вспоминали свои многочасовые прогулки по холодному зимнему городу, когда еще находились в стационаре. Нынешние картинки проснувшегося после затянувшейся спячки Ростова радовали глаз. Весна на улице и в душах этих людей брала свое, вселяя веру и надежду на возрождение.

Read more

Пациентка Татьяна, 45 лет

«Прежде чем я попала сюда, был долгий путь мытарств. Не специалисту трудно было распознать истинный характер моего заболевания, скрытого физическими болями. Я не раз побывала на приемах у кардиолога, невропатолога, терапевта. Прошла самые тщательные обследования всех органов и не по одному кругу сдала всевозможные анализы. Меня лечили врачи, и я добросовестно выполняла их рекомендации, но мне не становилось лучше. Последний диагноз, который мне поставили, — вегето-сосудистая дистония. А это, как мне было сказано, не болезнь, а состояние, корректируемое изменениями в привычном образе жизни, успокоительными препаратами типа «Валерьянки» и внутренним настроем на выздоровление. И я пыталась бороться.

Несколько травмирующих ситуаций – и организм дал сбой: мне стало невыносимо плохо как физически, так и морально. Но на врачей, к которым обращалась, у меня не оставалось никакой надежды, потому решила сама искать ответ на вопрос «Что со мной?». Друг- Интернет мне помог. Сначала прочитала несколько книг питерского психиатра Курпатова и поняла, в чьей помощи я нуждаюсь. Оставалось только найти специалистов, которым можно довериться. Учитывая свой печальный опыт, я решила положиться в этом выборе на мнение бывших пациентов клиник интересующего меня профиля. Меня поразило количество людей, которые с благодарностью отзывались о ЛРНЦ «Феникс», где им реально помогли. Так как самочувствие мое было хуже некуда, то без особых колебаний позвонила диспетчерам и записалась на консультацию.

Прием проводила главврач Центра О.А.Бухановская. Вызвало доверие то, как она меня слушала: неподдельное внимание, подлинный интерес к пациенту. Задаваемые ею вопросы высказывали настоящий профессионализм врача. По окончании встречи не оставалось сомнения в том, что именно здесь мне помогут. Я без колебания согласилась пройти курс лечения в «Фениксе» — для меня это был единственный способ спасения. И вправду, каждый проведенный там день был похож на путь чудесного исцеления. За первую неделю бесследно исчезли все физические боли. Я выздоравливала, а помогала мне в этом не только правильно подобранная медикаментозная терапия, но и искренняя поддержка окружающих – всего персонала Центра, сама атмосфера доброты и участливости, существующая в нем. Знаете, « Феникс» для меня будто прообраз медицинского учреждения из будущего.

Сегодня я здорова, ко мне вернулась радость жизни. Наконец, я снова улыбаюсь и полна жизненных сил. Я испытываю большую признательность ко всему высокопрофессиональному коллективу «Феникса», который по-настоящему верен человеческим принципам морали и этики. Этим людям стоит доверять!»

Read more

Татьяна Ивановна, мать 30-летней пациентки с диагнозом «шизофрения»

«Сами мы из Шахт, а в «Феникс» попали по совету наших знакомых. Привела нас сюда большая беда, которая произошла с нашей единственной, любимой дочерью Леночкой. До сих пор со страхом вспоминаю тот день и час, когда из вагона поезда « Санкт-Петербург — Кисловодск» вышла моя дочь. Она бросилась в объятия, крепко прижимаясь ко мне со словами «Мамочка, поскорее увези меня отсюда. Я боюсь поезда». Посмотрев в глаза своего ребенка, я все поняла…

Это потом я не находила себе места, пытаясь ответить на мучительный вопрос, когда я, как мать, просмотрела первые признаки заболевания моей девочки. Ведь все в ее молодой жизни складывалось, казалось бы, удачно. Два высших образования (оба вуза закончила с красным дипломом), успешная карьера в Северной столице. Только и огорчений, что не замужем. Но мы с отцом вселяли в дочь уверенность, что все еще образуется. А беда постучалась нежданно. Первая тревога закралась весной 2013 года, когда дочь перестала отвечать на наши с отцом звонки. Женщина, у которой она снимала комнату, объясняла это срочным отъездом Леночки в командировку. Сами мы работали вахтенным методом и отсутствовали дома по 2-3 недели.

Вернувшись после очередной смены, мы дозвонились к дочери и, наконец, услышали ее голос. Она успокоила нас, сказав, что у нее все в порядке. На самом деле она скрыла, что пролежала в Военно-медицинской Академии с диагнозом «биполярное аффективное расстройство». Одинокая, в чужом городе, без человеческого тепла и участия, она бросила принимать прописанные ей лекарства, вышла на работу и ничуть не с меньшей нагрузкой старалась выполнять свои служебные обязанности. Это очень скоро закончилось приступом болезни, и она оказалась пациенткой психиатрической больницы, о пребывании в которой она и сейчас вспоминает с ужасом.

Хозяйка квартиры, единственный человек, находившийся в курсе происходящего с Леночкой, непонятно по какой причине скрывала от нас с отцом правду. Мне трудно найти оправдания этой женщине, которая чтобы избавиться от нашей дочери, как от ненужной обузы, посадила ее, в болезненном состоянии, без всякого сопровождения, голодную, в поезд дальнего следования и позвонила нам с отцом, чтобы сообщить время его прибытия. А дальше, что мы пережили, могут понять только те родители, которых коснулась ЭТА горе.

В Центре мы уже почти три месяца. После всего пережитого я неразлучна с дочерью. Она прошла глубокое клиническое обследование, и консилиум врачей поставил ей иной диагноз. Назначенное лечение существенно улучшило ее самочувствие. Однако особенность заболевания состоит в том, что полного избавления от него нам не приходится ждать. Мы с мужем, как и наша выздоравливающая дочь, учимся жить в новой реальности.

Здесь нам все помогают справиться с этим: и врачи, и психологи, и сами пациенты вместе с их родными, чей опыт преодоления собственной слабости просто незаменим. Я не знаю, если б не эта атмосфера участливости и отзывчивости, существующая в Центре, то вряд ли смогла бы я перенести все испытания и быть своему ребенку помощницей. Я верю в высокий профессионализм наших врачей, которые обязательно помогут моей девочке и вернут в наш дом спокойствие и надежду!»

Read more

Пациент Константин, 30 лет

Вошел симпатичный, уверенный в себе современный 30-летний горожанин. Поначалу даже не верилось, что он все еще пациент ЛРНЦ « Феникс». Но только спустя несколько минут, когда с него сошла бравада, обнажилась человеческая боль. Он признался, что наркоман с достаточно солидным стажем, что пытался (раз 7-10) самостоятельно справиться с зависимостью. Молодой человек не стал вдаваться в детали семейной драмы, лишь упомянул, что на прием в «Феникс» его записала супруга, которая устала от такой жизни и не намерена больше терпеть все его выходки. С тех пор прошло 1,5 месяца, и вот его оценка произошедших с ним перемен.

«Сейчас я готов признать, что в моем случае без профессионалов было не обойтись. Когда окончательно поставили диагноз, то обнаружилось, что у меня, кроме наркозависимости, еще и биполярное аффективное расстройство, что стадия заболевания запущенная. Однако врачи показали высокий профессионализм: никакой растерянности — для них это была не катастрофа, а лишь серьезная проблема, сложная, но разрешимая. Заслуживает уважение то, как скрупулезно они разбирались во всех деталях моей болезни, насколько серьезное значение придавали информации о наследственности.

Здесь ответственно относятся к судьбе КАЖДОГО пациента. Только так, думаю, строится эффективная терапия. Я провел в «Фениксе» полтора месяца и чувствую себя практически здоровым. Многих моих знакомых, которые обращались в другие медицинские учреждения, лечили месяцами и выписывали в состоянии, мало похожем на здоровое. Оглядываясь на свое прошлое, с трудом могу поверить, что от болезней, формировавшихся годами, в Центре меня избавили за столь короткий срок.

С уверенностью говорю, стоит того, чтобы обращаться именно сюда за помощью. Лечение заслуживает тех денег, которые входят в его стоимость. Соотношение цена-качество оптимально. Каждая копейка отработана на 100%. Персонал заботлив и внимателен. Сама обстановка располагает к благоприятному исходу. Если оценивать работу Центра по пятибалльной шкале, то я бы поставил «5». Своими глазами видел, как люди на глазах становились здоровыми. Мне тоже помогли. У меня положительный импульс, позволяющий выйти в нормальное течение жизни!

Свое символическое название « Феникс», что означает « возрождение к жизни», это лечебное учреждение вполне оправдывает.»

Read more

Пациентка Алина, 17 лет

Эти две женщины – молодая девушка и пожилая, ее родственница, – привлекли мое внимание еще до знакомства с ними. Они терпеливо ожидали чего-то, изредка заговаривая о своем . Девушка с интересом читала здоровенную книгу, а та, что постарше, пыталась ее отвлечь. Со стороны невозможно было предположить, что кто-то из них пациент: обе выглядели совершенно здоровыми людьми. И лишь в тот момент, когда они переступили порог кабинета для разговора, их словно подменило. Напряженность, боль, недоверие – все сразу выразили их лица. Понятно стало, как много им пришлось испытать.

Александра Тихоновна — бабушка девушки-студентки, которая прошла курс лечения в «Фениксе» — решилась на разговор первая:

«Теперь, когда здоровье Алиночки восстановлено и жизнь ее вне опасности, наша семья начинает приходить в себя и все нормализуется. Сейчас мы готовы поделиться с другими нашим опытом – может, кому-нибудь пригодится.

Я хочу, в первую очередь, выразить благодарность нашему лечащему врачу Ольге Владимировне Збарской и всему коллективу «Феникса», где вернули не только здоровье нашей девочке, но и всем нам — веру в людей. За время наших мытарств по бесконечным кабинетам различных медицинских учреждений – районной поликлиники, городских больниц, частных клиник – мы столкнулись с такой безучастностью и равнодушием, что не рассчитывали на тот прием, который встретили здесь. Как было не разувериться в существовании справедливости, когда после лечения в одной из городских больниц выписали мою внучку со справкой « ЗДОРОВА». Согласно медицинскому документу она могла приступать к учебе. Только на самом деле она без посторонней помощи не только не в состоянии была выйти за порог дома, но и даже одеться».

Тут в разговор вмешалась до этого молчаливая внучка:

«В этом году я поступила на один из престижных факультетов ростовского вуза, но из-за болезни должна была бросить обучение, потому что районный психиатр отказывался брать на себя ответственность, чтобы дать медицинскую справку для предоставления мне академического отпуска. Под его наблюдением я находилась давно, и он знал, что я не притворяюсь. Что мешало ему без лишней волокиты составить документ, подтверждающий мое состояние здоровья? Неужели только настойчивость родственников должна была сломить стену равнодушия?»

Что ответить на эти справедливо заданные молоденькой девушкой вопросы? Это сейчас, выздоровев, она, наверное, сможет постоять за себя. А тогда, беспомощная и жалкая, она у врача не вызвала ни человеческого участия, ни должного профессионального интереса. Сколько холода и бессердечия пришлось претерпеть этому юному созданию!

Разговор продолжила снова Александра Тихоновна:

«Когда попали в «Феникс», то встретились совсем с иным отношением к людям — внимание, участливость, желание помочь, умение выслушать пациента, его родных и оказать им помощь. До этой клиники мы перепробовали много курсов терапии, но помогли вернуться к норме только в «Фениксе». Высочайшие профессионалы здесь творят чудеса: возвращают радость жизни».

«Ба, постой, я хочу обязательно сказать, как мне помогала дружеская атмосфера этого дома. Меня все поддерживали: врачи, сестры, больные, нянечки. Потом и я помогала своим опытом вновь поступившим пациентам. Я хочу всем сказать большое спасибо. Пусть «Феникс» остается тем островком человечности и добра, где будут отогреваться усталые и истерзанные души пациентов и их близких. Правильно было бы, чтобы так лечили и так относились к людям в любой больнице».

«Какая ты умная у меня, внученька, — заключила бабушка. — Мне добавить нечего».

Попрощавшись, эти две женщины вышли из здания и направились к себе домой. Они оживленно разговаривали о чем-то своем. И никто бы не сказал, что одна из них недавно была еще так серьезно больна. И правда, чудесное возрождение!

Read more

Татьяна Ивановна, мать 16-летней пациентки

Вошла хрупкая женщина с осунувшимся лицом, еще сохранившим следы былой привлекательности, но с потухшим взглядом. Как похожи лица матерей, чьих детей коснулась ЭТА беда – наличие болезни- психического заболевания. До болезни ребенка, миловидные и цветущие, они вдруг превращаются в женщин без возраста, утрачивают способность улыбаться. Татьяна Ивановна рассказала свою историю того, как они с дочерью оказались в Центре.

«В конце декабря, когда всюду царила предпраздничная суета и всех переполняла радость приближения любимого семейного праздника Нового года, в моем доме разыгрывалась настоящая драма. Дочери становилось с каждым днем все хуже и хуже, и преследовала страшная мысль, что мы теряем ребенка. Я и мой муж не знали, что еще предпринять. Не ради оправданий перед собственной совестью, а единственно, чтобы найти выход, мы возвращались к началу болезни. Что делали не так? Чьим советом пренебрегли? Четыре года лечения и наблюдения у профессиональных врачей, стационар неврологического диспансера с диагнозом «вегето-сосудистая дистония», щадящий режим в обучении…

Вроде бы как родители делали все: своевременно обращались к специалистам, строго выполняли все их предписания, возили даже к бабкам-знахаркам; девочка находилась под постоянным наблюдением психиатра по месту жительства. Однако ее состояние с каждым днем неумолимо ухудшалось: бесконечные слезы, душу раздирающие мысли вслух о себе и своей жизни, бессонница и сводивший нас с ума крик «Больно!!!». Страшно, когда ты, взрослый, не знаешь, как помочь своему ребенку. Районный психиатр признался, что нам ничего не остается, как поместить девочку в психиатрическую больницу, но какую порекомендовать, он затруднялся. В отчаянии я стала звонить к другим врачам, чтобы посоветовали нам клинику с хорошей репутацией, ведь речь шла о ребенке. Двое, к кому мне удалось в этой предпраздничной суете дозвониться, назвали, сославшись на отзывы своих пациентов, ростовскую частную клинику «Феникс». Но тут же признались, что никакими более точными данными они не располагают и больше ничем помочь не могут: « Понимаете, ведь сегодня уже 26декабря — праздник на носу». Что было делать нам, несчастным родителям из Краснодара? Брать больного ребенка и ехать наудачу в Ростов, чтобы и там услышать, что нам ничем не могут помочь, потому что на носу Новый год».

Решила искать сведения о «Фениксе»/Психиатрия через Интернет. Повезло! На сайте Центра содержалась необходимая для нас информация и были указаны контактные телефоны. Я тотчас набрала один из номеров, дозвонилась (Признаться, ожидала услышать, что запись на прием производится только после новогодних каникул), приветливый диспетчер попросила коротко изложить суть своей ситуации, и после короткой консультации с врачом нам был назначен прием буквально на следующий день – 27 декабря. Консультация состоялась, и в ходе нее было решено сразу начать экстренное лечение — без перерыва и без выходных. В течение затяжных новогодних праздников клиника продолжала работать, и дочь находилась под постоянным наблюдением врачей.

Уже после недели лечения наметилось явное улучшение ее состояния. С этого момента у нас с мужем затеплилась надежда на выздоровление дочери. Только здесь мы почувствовали реальную заботу о нашем ребенке и сами обрели опору. Нам с отцом придает силы то, что в высочайшем профессионализме врачей нет сомнения. Этим людям мы полностью доверяем. А многочисленные примеры выздоровления пациентов буквально у нас на глазах подкрепляют нашу веру, что и наша дочка обязательно будет здорова. Нам помогает поддержка психологов и медсестер, забота нянечек и опыт родственников пациентов. Одно из главных моих ощущений — здесь надежно, здесь делается все, чтобы помочь моему ребенку и сотням других людей!»

Она закончила свой рассказ и, будто расставшись со своими тяжелыми воспоминаниями, улыбнулась. К ней на мгновение вернулась прежняя привлекательность. Когда поймала на себе мой взгляд, призналась:

«Вы знаете, я думала, что навсегда разучилась улыбаться. Значит, и вправду начинает отступать тот страх за здоровье дочери, который, казалось, никогда не пройдет».

Мы расстались, а за дверью женщину ждала дочь, которую она осветила своей улыбкой.

Read more