Источник: Комсомольская правда — Ростов
08.04.2004

Галина Пархоменко рассказала нам о том, как изменился ее неизлечимо больной муж во время лечения в центре «Феникс»

Сказать, что мы с мужем бы­ли счастливы, — это ничего не сказать. Мы были счастливы неправдоподобно! 25 лет про­жили душа в душу. Но однажды в наш дом пришла беда. Мой Евгений заболел страшной и неизлечимой болезнью Альц­геймера, тяжелой деменцией, проще говоря, слабоумием. От врача узнала, что этой болез­нью страдает бывший президент Америки Рональд Рейган, что она не щадит ни про­фессоров, ни крестьян, ни богатых, ни бедных. Откуда берется — кто его знает. Возможно, наследственность вли­яет. Гибнут нервные клетки, мозг постепен­но атрофируется, и близкий человек становится беспомощ­ным, неуправляемым, неузна­ваемым. Если бы вы знали, как больно это видеть!

Первые признаки болезни появились три года назад, Ев­гению Николаевичу было 63. Началось с того, чго муж стал заговариваться, забывать зна­чения слов, выдумывал новые. В конце 2001 года он почти уже не знал, как называется тот или иной предмет, но хотя бы мог пользоваться ими. Берет бритву — бреется, но что это такое, сказать не в состоянии. Женя — такой открытый и об­щительный человек — прекратил всякие контакты с друзья­ми, закрылся, он понимал свою ущербность. Мы принялись хо­дить по врачам, но улучшения не наступало. Дальше — хуже. Муж потерял всякую ориента­цию в пространстве, не знал, где кухня, где туалет. Перестал выходить на улицу, купаться, бриться. Забыл, как пользо­ваться вещами — как надеваются брюки, как держать лож­ку. У него напрочь исчезло обоняние. Всегда такой преду­предительный и внимательный, он прекратил помогать мне в домашних делах, утратил инте­рес к чтению и даже телевизо­ру. При этом у него развилась двигательная активность, впервые в жизни он стал агрес­сивным, я стала его бояться. Кроме того, обострились все прочие болячки, начало ска­кать давление, приходилось по восемь раз в сутки вызывать «скорую». Моему отчаянию не было предела! Самое ужасное, что Женя не мог спать по но­чам, он вскакивал, кричал. Мне хотелось, чтобы весь этот кош­мар поскорее кончился, жизнь стала в тягость.

Но в тот роковой момент я встретила свою давнюю знако­мую, которая и посоветовала обратиться в научный центр «Феникс» к профессору Бухановскому.

В центре «Феникс» нас с му­жем сразу же окружили забо­той и вниманием и, главное, вселили надежду, что с болез­нью Альцгеймера можно бо­роться. Немаловажно и то, что в «Фениксе», понимая наше безвыходное положение, со­гласились лечить нас на благо­творительной основе, то есть бесплатно. Здесь моему мужу провели уникальную диагнос­тику и по научным разработкам «Феникса» подобрали совре­менные препараты. Первые ме­сяцы их также выдавали бес­платно. Три с половиной меся­ца под руководством кандида­та меднаук Ольги Бухановской с нами работала лечащий врач Людмила Мирзаева. И сегодня я с радостью хочу поделиться со всеми обна­деживающими переменами в моем супруге и в нашей совмест­ной жизни. Сего­дня мы снова нормально об­щаемся. Речь у Евгения Никола­евича еще нару­шена, но мы друг друга понима­ем. Он вновь стал похож на се­бя прежнего — вежливый, за­ботливый. Предлагает свою помощь во всех домашних де­лах, к примеру, охотно чистит картошку. Женя стал различать запахи, узнавать, как пах­нут цветы. Пару дней назад он вдруг принялся штудировать свои профессиональные книги по радиоэлектронике. Вернул­ся интерес к любимым переда­чам по ТВ про животных, «Оче­видное — невероятное». Женя стал обращать внимание на свой внешний вид. Пришел в норму аппетит. Огромное до­стижение, что Евгений теперь спокойно спит всю ночь, причем без снотворного. Мы снова стали ходить в гости, подолгу гуляем, беседуем. Женя много юморит, и я снова его узнаю.

Нашу жизнь и ле­чение можно сравнить с тем, как альпинисты преодолевают суровые верши­ны. Тяжело, но все же мы дви­жемся вперед. Важно созна­вать, что мы не одиноки в на­шей беде. Мы под крылом «Фе­никса». Дважды в неделю мы проходим тесты, получаем не­обходимые рекомендации. Я горько сожалею, что раньше не обратилась в этот центр, что потеряны многие месяцы бо­лезни. Все, кто наблюдал мое­го мужа раньше, отмечают «сверххороший» результат. Нет предела моей благодарно­сти!

Галина Власовна ПАРХОМЕНКО

Leave a Reply