Ах, зачем я на свет народился!..

Не самым удачным ока­залось появление на этом свете петербуржца Миши Полунина. Малыш рос слабеньким, болезненным, несколько отстающим от сверстников. Мама с папой, расстроенные недостатками сына, вместо поддержки, лас­ки и понимания, предпочита­ли парнишку укорять, наказы­вать, таскать за волосы.

Детский мозг — это чис­тый лист бумаги, и любой наш мазок, оставленный на нем теми или иными краска­ми, в итоге может преобразо­ваться как в «Сикстинскую мадонну», так и в фантасма­горию. Все дело в художнике, а не в холсте…

Из родительского эмоцио­нального отвержения Миша вынес в первую очередь страх и комплекс собственной не­полноценности. Отсутствие положительных эмоций в се­мейном кругу заставляло его замыкаться, уходить в себя, оставаясь наедине с собствен­ными фантазиями и иллюзия­ми. В такой обстановке любое сильное психологическое воз­действие извне могло вызвать в неустойчивом мозгу самую непредсказуемую реакцию…

Роковая роль видеоклипа

Для Миши это был слу­чайно увиденный видео­клип. 5-летнему мальчу­гану трудно было понять, что делают «дяди» с ложками у обнаженного тела «тети». То, что можно ее намазать кремом, а затем весьма эро­тично это слизать, для до­школьника еще непостижи­мо. Органически пораженный мозг мог запечатлеть лишь то, что «дяди кушают тетю». Ми­шу это привело в ужас, но… и вызвало живейший интерес. Он весь трясся, когда уходил спать в свою комнату. В ту ночь глаз сомкнуть не смог, представляя картинку «поеда­ния тети» и… во взвинченном состоянии испытал нечто, сравнимое с оргазмом.

Несколько недель Миша видел, как «ужинают тетями». В мозгу крутился один и тот же эпизод, но теперь он не вызывал страха — острейшее любопытство, заканчивающе­еся сильнейшим возбуждени­ем. Родителям не сказал, по­боялся наказания. Либо отру­гают, либо высмеют. Зато как-то представил се­бя на месте человека с ложкой у тетиного тела — чуть с ума не сошел от возбуждения.

В этой киностудии снимался только один фильм

С тех пор Миша дождаться не мог вожделенной но­чи фантазий, когда он несся в спальню, отворачивал­ся от всего сущего и с головой окунался в мир собственной киностудии, годами снимаю­щей только один фильм. По мере подрастания сюжеты усложнялись. Миша уже пове­литель страны, где поедают женщин. Они сами приходят к своему господину на закла­ние. Иных приходится угова­ривать, убеждать. Итог дискус­сии всегда один и тот же. Глава государства лично отрезает маленькими кусочками мясо с живота, медленно отхватыва­ет по одному пальчики… Жертве это, конечно, нравит­ся. Правителю — тем более…

К семи годам в «сцена­рии» появляются некоторые перемены. На первое блюдо обязательно рожавшие жен­щины… Вряд ли первокласс­ник точно смог бы отличить мадам от мадемуазель, но для буйной игры воображения «рожавшая» приобретает вкус специфический…

Первой тревогу забила ба­бушка, дай Бог ей здоровья, случайно заметившая, что внук во сне что-то бормочет и издает жуткие чавкающие звуки. В отличие от родите­лей она просто успокоила мальчика и нормально с ним поговорила. И Миша поведал бабуле такое, от чего ей при­шлось глотать валокордин…

Парня долго таскали по столичным светилам, пич­кали препаратами, грозно за­глядывали в глаза и с опаской осматривали зубы. Эффекта ноль, на пилюлях Миша только располнел, а бегать «спать» теперь стал не только ночью, но и днем, прячась в шкафу, запираясь в туалете. Иллюзорный каннибализм прочно обосновался в мозгу, не давая покоя, постоянно требуя новых «жертвоприно­шений». Без этого Миша уже не мог заснуть. Отсутствие грез портило настроение, де­лало агрессивным. Только новая «тетя» уводила мальчи­ка от дискомфорта и норма-лизовывала самочувствие.

Миша боится крови и ужасов

Мишина мама, отчаяв­шаяся в бесплодных попытках отвлечь сы­на от ночного «ужина», при­везла 10-летнего парня в Рос­тов почти в отчаянии. Миша ничего не скрывал. Психиат­рам заявил сразу:

— Доктор, если раньше я только представлял все это во сне, то теперь уже хочу по-настоящему попробовать ску­шать тетю… Просто сил нет…

Никто не сомневался, что случай крайне тяжелый и, если мальчика не лечить долго и упорно, последствия не­трудно спрогнозировать… До­рого — не то слово. Новейшие лекарства обойдутся в 100 долларов в месяц, в год — как минимум 1,5 тысячи долла­ров. Простой российской се­мье такое не под силу.

Нам удалось поговорить с Мишей, уже пациентом «Феникса», через некоторое время после начала лечения. Симпатичный, умный пар­нишка. С ума сходит по паро­возам, до смерти боится кро­ви и фильмов ужасов. «Кош­мар на улице Вязов», «Дракула», «Молчание ягнят» вызы­вают настоящий шок. О сво­их фантазиях и грезах пред­почитает не говорить вообще.

— Я просто раньше не знал, что это плохо. Пока ме­ня в этом не убедили врачи. Тогда сны мне нравились, те­перь я не уверен, что хотел бы попробовать…

Колесо начинает крутиться в обратную сторону, хотя до выздоровления еще страшно далеко. Зато «тетям» в Миши-ном окружении, наверное, уже можно спать спокойно. По крайней мере, пока деньги на лечение парнишки еще есть у добрых дядей-докто­ров…

А что же сама Россия? Ты подумай, Россия, что тебе де­шевле — сэкономить на крас­ной икре в презентационном желудке или хоронить своих детей, растерзанных очеред­ным недолечившимся манья­ком? Возьми в руки, Россия, деревянные счеты, на кото­рых вместо костяшек черепа твоих граждан. Сплюсуй-сминусуй, переведи «зеленые» в деноминированные, души в «баксы». Или в России, как всегда, слишком мало денег и слишком много жителей?

Комментарии профессора ростовского медуниверситета Александра Бухановского:

— Миша — яркий пример тяжелейшего недуга, который мы называем «детский вариант феномена Чикатило». Убивать и насиловать им еще не позво­ляет возраст, но в сознании уже сложился механизм, кото­рый в определенный момент может запустить конвейер. Сверхсадистические формы некрофагических фантазий начинают менять сознание. Они уже не мыслят себе иных источников удовлетворения и не могут уйти от дискомфор­та, кроме как уходя в мир ил­люзий, который сами себе вы­бирают. Если не начать лече­ние еще в детском возрасте, то к совершеннолетию мы скорее всего получим готового маньяка, а к 20—25 годам — убийцу и садиста. Своевремен­ное выявление и лечение — проблема не только семьи или врачей. Это в интересах всего общества.

Примечание редакции.

Вспомните 53 жертвы Чи­катило…

Сергей КИСИН

Leave a Reply