Skip to main content Skip to search

Archives for Новости 2013 года

Благотворительные программы в Фениксе

В ФЕНИКСЕ начались две благотворительные акции:

  • «ЖИЗНЬ БЕЗ ТРЕВОГИ!» (сроки акции до 1.12.2013) — для лиц, у которых преобладают в состоянии тревоги, страхи, напряжение, тревожные переживания и опасения, затрагивающие многие сферы жизни.
  • «ЖИЗНЬ БЕЗ ПСИХОЗА (БРЕДА и «ГОЛОСОВ»)!» — для лиц, страдающих шизофренией и имеющих признаки психоза (наличие разнообразных вариантов бреда, «голосов») — сроки акции ограничены до 10.10.2013

Предварительная запись на эти благотворительные акции осуществляется по тел. 8-863-267-48-15.

Read more

Как научиться понимать свое тело?

Наше тело всегда сигнализирует нам о возникновении проблем в организме, но мы, как правило, настойчиво игнорируем его призывы о помощи. Бешеный ритм жизни, череда бесконечно сменяющихся событий и в итоге мы обращаемся к врачу только при возникновении серьезных проблем.

Первыми признаками грядущих сложностей со здоровьем могут быть частые головные боли, быстрая утомляемость и хроническая усталость, нарушение пищеварения – такие реакции организма, порой, призваны обратить наше внимание не только на физическое состояние тела, но и на психо-эмоциональное.

— Многие заболевания носят психосоматический характер и первопричиной становится не физика, а психика. К примеру, бронхиальная астма — классическое психосоматическое расстройство, которая лечится годами и по принципу купирования симптомов, то есть состояние не улучшается, но и не ухудшается, жить можно, но окончательного излечения не происходит. В этом случае на помощь приходит телесно-ориентированная терапия, — рассказывает клинический психолог, телесный терапевт ЛЕЧЕБНО-РЕАБИЛИТАЦИОННОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА «ФЕНИКС» Анна НЕЖИВОВА. — Благодаря телесно-ориентированной терапии состояние больного бронхиальной астмой значительно улучшается: он может даже перестать принимать лекарства. Конечно, ему надо будет продолжать наблюдаться у врача, но зависимости от фармакологических средств у него больше не будет.

Также успешно поддаются лечению при помощи телесно-ориентированной терапии нарушения в работе желудочно-кишечного тракта, сексуальные расстройства и многие другие заболевания.

Телесная терапия достаточно широко применяется при работе с пациентами клиники «ФЕНИКС». Сочетание медикаментозного и телесного способов лечения приводят к более быстрому выздоровлению. Лечение проводится как в группе, так и индивидуально.

Когда еще может быть полезна телесно-ориентированная терапия?

Телесные зажимы формируются постепенно, со временем они становятся всё более жесткими, четко сконцентрированными, многослойными, из маленького зернышка превращаются в настоящую броню.

Лучшее лечение — это профилактика!

Чтобы избежать проблем в будущем достаточно 1-2 раза в год проходить курс телесно-ориентированной терапии и избавлять свое тело от накопленной эмоциональной тяжести.

Read more

Первые в Европе по количеству самоубийств среди детей и подростков

По современным данным Россия занимает шестое место в мире по числу самоубийств среди детей и подростков, а в Европе наша страна по этим показателям находится на лидирующей позиции. Ежегодно в России кончают жизнь самоубийством около 1500 подростков и 200 детей. Это более чем в 2,5 раза превышает средний мировой показатель.

– Пик суицидов приходится на старший подростковый возраст – 14-16 лет. Девочки в 3 раза чаще мальчиков совершают попытки самоубийства, но мальчики в 4-5 раз чаще девчонок завершают свои суициды и уходят из жизни. Как правило, причинами детских самоубийств становятся проблемы, связанные с отношениями в семье, школе, в кругу друзей и товарищей, — рассказывает Овсанна Акоповна Саркисова, врач-психиатр, детский и подростковый психиатр лечебно-реабилитационного научного центра «Феникс».

Далеко не последнюю роль в растущем количестве подростковых самоубийств играют СМИ. Активное культивирование и широкое освещение случаев самоубийств, приводит к формированию ложного представления подростков об акте самоубийства. Большинство детей даже не осознают последствий, совершаемых ими действий. Для них это игра, способ привлечь к себе внимание.

Кроме того, постоянно растет количество депрессий среди детей и подростков. По последним данным депрессия встречается у 5% детей, т.е. 1 из 20 подростков страдает депрессией.

Детская депрессия проявляется в расстройствах сна, поведения, и нередко неспециалисту тяжело заметить изменения в состоянии ребенка. А развитие и усугубление депрессии может привести к печальным последствиям.

Как предотвратить трагедию и на что стоит обращать внимание родителям подростков?

  • Резкое изменение черт характера.
  • Снижение успеваемости.
  • Нарушение сна.
  • Изменение поведения: ранее спокойный ребенок становится очень общительным или наоборот.
  • Проявление демонстративно-шантажного поведения.
  • Частые приступы гнева, тоски.
  • Сложности с концентрацией внимания, повышенная раздражительность.
  • Потеря интереса к вещам, которые раньше вызывали радость.
  • Острая реакция на отказ или неудачу.
  • Упадок сил и скука, испытываемые большую часть времени.

Что в это время может испытывать ребенок?

Постоянная усталость и неудовлетворенность самим собой. Возникает чувство одиночества и изолированности от друзей и родных. Ребенок теряет интерес к прежде увлекавшим его занятиям, сталкивается с трудностями при обучении в школе и выполнении домашних заданий.

– Обращайте внимание на то, что хочет сказать Вам ребенок, иногда мы просто не замечаем их призывов о помощи, — говорит Овсанна Саркисова, — Если Ваш ребенок говорит о том, что он никому не нужен, что никто не заметит его исчезновения, то для Вас такие слова должны стать сигналом. Ни в коем случае не оставляйте его в таком настроении, обязательно поговорите со своим чадом и убедите его в обратном. Выслушайте ребенка, постарайтесь отнестись с пониманием к его проблемам. Помните, дети очень эмоциональны и даже в 7 лет способны сильно переживать из-за ссоры с одноклассниками или в 13 лет страдать от неразделенной любви.

Read more

Детский аутизм – не приговор!

По статистике среди 10 000 детей 3-4 ребенка страдают аутизмом. Это одно из самых распространенных детских заболеваний в мире, в том числе и России.

Диагностировать аутизм можно уже в возрасте до трех лет. Но, к сожалению, родители детей с симптомами аутизма чаще всего обращаются к психологам, а не к психиатрам. Нередки случаи, когда детям ошибочно ставят диагноз умственной отсталости, что в свою очередь, приводит к неправильному лечению и усугублению состояния ребенка.

Чем раньше поставлен правильный диагноз, тем больше шансов адаптировать аутистов к нормальной жизни. В России диагностирование происходит, как правило, на поздних этапах, когда большинство возможностей уже упущено.

Мировой опыт по лечению детей-аутистов доказывает, что они могут жить практически полноценной жизнью: ходить в обычный детский сад и школу, получить профессию и стать первоклассным специалистом в своей области. Но это возможно лишь при правильном и своевременном лечении.

В Израиле 60% аутистов становятся социально-адаптированными, а при условии раннего диагностирования и прохождении интенсивного курса лечения их количество достигает 74,7%.

По данным центра по контролю и профилактике заболеваний США в 2011 году школу закончили 50 000 детей с диагнозом аутизм. 45 % из них поступили в колледж, 55% устроились на работу.

Возможны ли такие показатели в России?

По мнению детского и подросткового психиатра медицинского центра «Феникс» Оксаны Владимировны Мельниковой очень многое зависит от своевременного обращения родителей к врачу. К сожалению, многие пытаются скрывать данную проблему, вместо того, чтобы лечить аутистическое расстройство.

— Почему так важно обратиться к врачу именно в раннем возрасте? Дело в том, что у детей, страдающих аутизмом, заблокировано развитие речи, они не разговаривают, не стремятся к общению. А речь – это развитие. Речевой центр формируется в возрасте до 5 лет и если ребенок за эти годы не научится говорить, то он останется инвалидом на всю жизнь, — рассказывает Оксана Владимировна.

Дорогие родители, полноценная жизнь и развитие ваших детей в ваших руках. Не стесняйтесь обращаться к врачу. Лечение в медицинском центре «Феникс» проводится анонимно.

Помните, поставить диагноз «аутизм» можно только лишь после комплексного обследования, в котором задействованы врачи различных специальностей: психолог, невролог, эпилептолог, сурдолог, логопед, генетик и др, однако возглавлять и руководить всем процессом обследования должен врач-психиатр.

Read more

Звери

В Ростовской области в выгребной яме одного из частных домовладений обнаружены изувеченные тела трех женщин и малыша, которому не было еще и двух лет. Все они — члены одной семьи.

Подозрение сразу пало на квартиранта, который несколько лет проживал в доме. Его, а также его подельника задержали в тот же день. Они не стали отпираться. От подробностей, а также от того, с каким хладнокровием 25-летний Роман Лазарев и 19-летний Юрий Крюков пошли на преступление, просто стынет кровь. Оказалось, ни в чем не повинные люди были зверски убиты из-за чужого кредита в 60 тыс. рублей.

У них было все общее: и стол, и кров

Станица Кривянская расположена в 40 км от Ростова. На улице Восточной, где произошла трагедия, жильцы и сегодня боятся ложиться спать. Старенький оштукатуренный дом, в котором была убита семья, небольшой, на нескольких хозяев. Вход в него с 4 сторон, но у каждого отдельный двор. За дырявым забором из сетки-рабицы все еще бегает голодный пес. Соседи бросают ему еду, ведь накормить его больше некому. Там же, за забором, видна прикрытая листом железа та самая выгребная яма, в которую убийцы бросили своих жертв.

— Все произошло у нас за стеной, но мы ночью спали и ничего не слышали, — говорит соседка Светлана. — Зябровы вели закрытый образ жизни. Они поселились здесь 10 лет назад. Мама, папа и двое детей. Вскоре отца насмерть сбила машина. Работала одна мать. Да и то, трудно сказать — работала. Перебивалась непостоянными заработками.

— Мать Елена вместе с дочерью Катериной ходили к фермерам «на помидоры», овощи пропалывали и собирали. На еду хватало. Вот только сын Петр доставлял семье много проблем, — вспоминают соседи. — Это же он привел этого квартиранта, Романа, будь он проклят!

Роман жил у Зябровых как член семьи. У них все было общее — и стол, и кров. Он переехал в Кривянскую из Новочеркасска пару лет назад. Щупленький, небольшого роста, в очках, без которых, говорят, практически ничего не видел. Оплату за жилье с него не брали, он просто помогал по хозяйству.

Отрадой для всех стало появление на свет Данилки.

— Малыш был просто чудесный. Белокурый голубоглазый ангелочек. И такую мученическую смерть принял, — не может сдержать слез живущая по соседству баба Нина.

«В банках у меня все схвачено»

О том, что произошла трагедия, в полицию сообщил Петр, который отсутствовал дома в течение нескольких дней. Несмотря на то, что у него были гражданская жена Анна и сын, он переехал к другой женщине в соседний поселок. Заволновался, когда близкие перестали отвечать на телефонные звонки. Зашел в дом, а там повсюду кровь!

Квартиранта объявили в розыск. Быстро вышли и на него, и на его сообщника. И уже на следующий день задержанные давали показания.

Как следует из материалов дела, убийство было запланированным. Хотя поначалу они хотели избавиться от одного человека — Петра. Но потом планы изменились.

— Он меня в долги вогнал, по миру пустил. Обманул! Я не знал, что еще делать. Вот и решил отомстить, — сообщил Роман Лазарев оперативникам.

По его словам, именно Петя подбил его набрать кредитов в разных банках.

— Нужны только твои документы. Ты платить не будешь. В банках у меня все схвачено! Мы берем кредит, а информация о выдаче денег стирается из базы. У меня есть человечек. Он и не такое проворачивал! — успокаивал Петр. — Но надо будет, конечно, и с ним делиться.

После выдачи кредита половина суммы шла якобы в счет оплаты загадочному «хакеру», остальные деньги Петя и Рома делили пополам.

Было и так, что в кредит они вместе брали дорогой телевизор. Потом тут же продавали его втрое дешевле. А прибылью распоряжались по той же схеме.

Все было отлично. До поры до времени. Пока на адрес Лазарева не стали поступать уведомления о просрочках и по телефону на него не вышли коллекторы.

— Игорь говорит, у него программа зависла. Не переживай, все исправим, — успокаивал приятеля Петр. — Все будет нормально.

Однако банки продолжали слать уведомления о просрочках. Долги по кредитам росли. А вместе с ней у Романа росла злость на друга, который подвел его под монастырь.

«Когда поняли, что женщины не дышат, вспомнили о малыше»

Своими проблемами Лазарев поделился с приятелем Юрой. На убийство они отправились вместе.Заранее запаслись ножами, а также снотворным, которое, как и планировали, подлили в напитки своим жертвам. Вечером они вместе смотрели телевизор после ужина у Зябровых. А когда женщины пошли спать, решили, что пора.

Во время «выводки» они хладнокровно описывали, кто, кого и как убивал. Рассказали: когда убедились, что женщины мертвы, вспомнили о ребенке. И чтобы сделать как можно больнее Петру, решили убить и его. Спящего в своей кроватке малыша задушили. А тела, упаковав в полиэтиленовые черные мешки, спустили в погреб.

Забрав мобильники жертв, а также документы на дом, они отправились на речку купаться.

Через несколько дней Роман вернулся на место преступления. И тут же позвонил другу: приезжай! Надо перепрятать трупы, пошел запах.

Под покровом ночи они вытащили мешки из погреба и скинули их в выгребную яму, придавив бетонными плитами.

«Мы знали, что живем с маньяком!»

Весть об убийстве быстро распространилась по области. И хоть своей вины Лазарев не отрицает, его соседи отказываются верить в то, что он причастен к случившемуся.

— Вежливый такой парень, воспитанный, тихоня. Да он и мухи не обидит! — причитала соседка Лазаревых по лестничной площадке. — У меня муж лежачий, так я частенько Рому просила мне помочь. Он никогда не отказывал. Семья у них хорошая. Трое детей. Мама одна их воспитывает. Не мог он никого убить!

Зато для соседей второго фигуранта уголовного дела, 19-летнего Юрия Крюкова, произошедшее вовсе не стало неожиданностью.

— Мы знали, что живем рядом с маньяком, — вдруг выпаливает одна из соседок. — В детстве он издевался над животными. Обливал котят растворителем и поджигал. Сколько раз им стекла били за это камнями! А однажды в доме канализация вышла из строя. Стали прочищать и узнали, что в квартире Крюковых сортир забит трупами котят.

Юру воспитывала одна мать. О ней соседи отзываются положительно. Родила «для себя», чтобы в старости было кому стакан воды подать. Но вырастила монстра.

Знала ли она об «увлечении» своего ребенка? Полагают, что да. Потому и работу выбирала такую, чтобы больше времени проводить с сыном. Но Юра, повзрослев, перешел с кошек на людей.

Корреспондент «РГ» нашла отца несчастной жертвы Анны — Николая Мовчана. Он принес фотографии убитых дочери и внука.

— Если бы я знал, что отношения у Ани с Петей разладились, я бы, не раздумывая, вмешался, — горюет он. — Может, и остались бы мои родные живы, если бы я их забрал к себе. Анечка… Данилка… Нет прощения извергам, погубившим их жизни! Буду просить в суде для них максимальное наказание.

Мнение эксперта

Ольга Бухановская, судебный психиатр-эксперт

Жестокость к животным в детском и подростковом возрасте может быть одним из проявлений формирующегося садизма. Это должно насторожить и близких, и окружающих, которым стало известно о таком факте. Но однозначно сказать, что это болезнь, нельзя. Перед тем, как назначить судебно-психиатрическую экспертизу, необходимо собрать все сведения о жизни и поведении человека. Эксперты-психиатры должны понять, болен или нет подозреваемый, а также выяснить мотивы опасного деяния, разобраться в том, есть ли связь между психическим состоянием человека и совершенными им действиями, приведшими к трагедии. Мне приходилось работать с маньяками и убийцами, у части которых проявлялась жестокость по отношению к мелким животным до начала жестоких садистских действий в отношении людей. Не исключено, что в данном случае убийства могут быть связаны с каким-то психическим расстройством.

Елена Мелихова, Российская газета

Read more

«Коллеги были уверены, что она умрет»

В июне 2012 года в центр «ФЕНИКС» поступила девушка в очень тяжелом состоянии. В послеродовом периоде у нее развился психоз с тяжелым бредом, вплоть до помрачения сознания. Заболевание сопровождалось массивными галлюцинациями, эйфорией. Все это осложнила пневмония и температура 40-41 градус.

— Совсем недавно девушка стала матерью и некоторые врачи склонялись к тому, что в послеродовом периоде у нее развилась истерия. По оценке других специалистов пациентка находилась в состоянии комы, и шансов на спасение у нее практически не было. Коллеги были уверены, что она умрет, — говорит главный врач лечебно-реабилитационного научного центра «Феникс» Ольга Бухановская, — Поставить диагноз в таком состоянии было непросто.

Специалисты «Феникса» диагностировали у девушки фебрильную шизофрению. Но отстаивать свою точку зрения и доказывать правильность поставленного диагноза врачам лечебно-реабилитационного центра пришлось на областном консилиуме врачей-психиатров. И им это удалось.

В течение пяти месяцев психиатры «Феникса» проводили лечение в условиях реанимации. Медикаментозное лечение шизофрении, электросудорожная и инсулинокоматозная терапия дали свои плоды. Уже через три месяца девушка впервые открыла глаза и начала говорить.

Еще несколько месяцев врачи проводили реабилитационные мероприятия по стабилизации физического и духовного состояний молодой матери.

В ноябре 2012 года пациентку удалось полностью вывести из тяжелого состояния. Новый год она уже встречала в кругу семьи. А в марте 2013 года села за руль своего автомобиля!

— Выздоровление совсем еще молодой девушки стало не просто победой – это была великая радость для каждого сотрудника нашего центра. Врачи, нянечки и медсестры, — все мы жили желанием спасти молодую маму, — рассказала Ольга Бухановская.

Read more

Компьютерная зависимость: болезнь или привычка?

31 мая прошла научно-практическая конференция, приуроченная к 25 –летию Егорлыкской психиатрической больницы. В ходе конференции ведущие психиатры Ростовской области обсудили проблемы зависимого поведения.

Уже более 15 лет специалисты лечебно-реабилитационного научного центра «Феникс» занимаются изучением проблемы зависимого поведения, что позволило им выступить с докладом, посвященным компьютерной зависимости. Антон Васильевич Дьяченко и Давал Чандракант Мавани поделились с коллегами практическим опытом и рассказали об основных этапах формирования компьютерной зависимости.

Специалистами центра «Феникс» было выявлено 2 этапа формирования зависимости:

  • Инициальный (скрытый или начальный) этап формирования расстройства, который в большинстве случаев остается не замечен близкими. На этой стадии компьютерная деятельность внешне мало отличается от увлечения.Как правило, инициальный этап приходится на подростковый возраст и длится около полутора – двух лет, после чего проявляются первые признаки заболевания.
  • Клинический, когда поведение пациента начинает определяться сформировавшимся непреодолимым (патологическим) влечением к использованию компьютера.

Как проявляется компьютерная зависимость?

В клиническом периоде развития заболевания компьютер становится для человека предметом получения удовольствия. Возникает непреодолимое желание, «тяга» пользоваться им. Увеличивается количество времени, которое человек проводит за компьютером. Зависимость становится доминирующей, из жизни вытесняются все значимые прежде вещи: семья, работа, друзья, увлечения. Человек становится агрессивным, вспыльчивым, часто лжет, использует шантажно-демонстративное поведение (в том числе угрозы самоубийством) с целью получения доступа к компьютеру. При этом от 85 до 90% пациентов отрицают наличие назойливой тяги к компьютеру.

В ходе изучения данного вида заболевания были выявлены случаи, когда пациент проводил за компьютером 72 часа подряд, игнорируя все физиологические потребности.

Состояние человека с компьютерной зависимостью при наличии или отсутствии доступа к компьютеру.

Компьютер доступен Компьютер не доступен
Улучшается настроение, ощущение радости, азарта Нарушается сон, ухудшается аппетит, рассеивается память и внимание
Возникает психическая мобилизация, высокая концентрация внимания Появляется раздражительность, агрессия Повышается самооценка Отмечается подъем давления, усиливается потливость
Сеансу предшествует состояние нетерпения, возникают фантазии об объекте В 94% случаев навязчивые воспоминания о виртуальной действительности

В 2008 году компьютерная зависимость в ряде стран была внесена в международный классификатор психических заболеваний. Однако в нашей стране данное расстройство остается мало исследованным.

Доклад А.В. Дьяченко и Д.Ч. Мавани получил множество положительных отзывов от коллег и вызвал бурное обсуждение. Ведь профессиональное сообщество врачей–психиатров давно нуждается в комплексном подходе к описанию данного заболевания: как его диагностировать, как оно развивается, каким образом обследовать пациентов?

Специалисты лечебно-реабилитационного научного центра «Феникс» имеют богатый опыт работы с лицами, страдающими компьютерной зависимостью. Врачами-психиатрами разработаны и широко применяются высокоэффективные авторские методики лечения, запатентованные в Минздраве России.

По мнению врача-психиатра Антона Васильевича Дьяченко своевременное диагностирование и лечение компьютерной зависимости является чрезвычайно важным, т.к. данное заболевание развивается таким образом, что может стать причиной наркотической и других форм зависимостей.

— Именно поэтому, — добавляет Давал Чандракант Мавани, — в нашем центре уделяют очень большое внимание этому виду психических расстройств. В 2011 году в «Фениксе» стартовала благотворительная программа некоммерческого приема и лечения граждан, страдающих компьютерной зависимостью. Изначально она была рассчитана всего на 6 месяцев, но затянулась уже более чем на 2 года. В помощи психиатров нуждается огромное количество зависимых от компьютера людей, и мы готовы ее оказывать бесплатно.

Read more

Сложные депрессии

30% депрессий невозможно вылечить привычными методами

«Проблемные депрессии и способы их эффективного лечения» — именно с таким докладом выступила главный врач медицинского центра «Феникс» Ольга Бухановская на научной конференции «Психиатрия – дороги к мастерству»

По современным данным около 30% депрессий относится к разряду сложных и не поддаются лечению привычными методами. Многие пациенты просто стали нечувствительны к некоторым видам антидепрессантов.

В чем кроется причина нечувствительности к препаратам?

— Статистика весьма печальна, — рассказывает Ольга Александровна, — от 60% до 80% пациентов занимаются самолечением, следуют советам знакомых, а соответственно, принимают неправильно подобранные препараты в несоответствующих дозах. Многие, даже после неудавшегося самостоятельного лечения, обращаются к врачу, но не соблюдают его рекомендаций, в следствие чего теряют чувствительность к препаратам.

Важно понимать, что эмоциональные расстройства лечит врач-психиатр, а не терапевт или кардиолог. Только профессионал может правильно поставить диагноз, подобрать препараты и назначить прием лекарств в необходимых дозах.

В 10-15% случаев мы сталкиваемся с неправильно поставленным диагнозом, ведь депрессия может развиваться как самостоятельное заболевание, так и в рамках алкоголизма или даже шизофрении.

Проблемные и фармакорезистентные депрессии требуют нестандартных подходов к их лечению: разные способы введения антидепрессантов, их комбинирование, также возможно применения лечебного голодания, а нередко и электросудорожной терапии.

Опыт психиатров научного центра «Феникс» был весьма интересен профессиональному сообществу. Обсуждение вопроса лечения сложных видов депрессий продолжался и после окончания официальной части конференции.

Read more

Проблема не в сердце, а в голове

Психиатр Ольга Бухановская рассказала «Ленте.ру», как вылечить патологическое влечение

Частную психиатрическую клинику «Феникс» в Ростове-на-Дону профессор Александр Бухановский основал после того, как помог правоохранительным органам выйти на след самого известного маньяка СССР Андрея Чикатило. Психиатр составил его психологический портрет; именно после разговора с Бухановским Чикатило, на которого у следствия не было прямых улик, начал давать признательные показания.
Впоследствии частная клиника Бухановского принимала пациентов — детей и взрослых — с болезнью зависимого поведения, в том числе с садизмом, педофилией, некрофилией, патологическими сексуальными влечениями. Профессор умер 18 апреля 2013 года от тяжелой легочной тромбоэмболии. По словам Ольги Бухановской, главного врача клиники «Феникс», ее отец принимал пациентов «до последнего дня жизни». И хотя основатель «Феникса» известен «связью» с серийными убийцами, и он сам, и врачи его клиники занимались другими тяжелыми болезнями — психозом, депрессией, хронической усталостью, наркоманией и клептоманией.

«Лента.ру»: Александр Бухановский открыл «Феникс» почти 22 года назад. На чем сейчас специализируется ваша клиника?

Ольга Бухановская: Мы работаем в области психиатрии, наркологии, судебной психиатрии, неврологии. Специалисты «Феникса» оказывают помощь при любых психосоматических, психических, наркологических и неврологических заболеваниях. Они могут быть разной степени тяжести — от легкой (как, например, хроническая усталость, легкая и средней тяжести депрессии), так и тяжелая (шизофренический психоз, депрессия с бредом и суицидальными попытками). Да и пациенты у нас разного возраста — это и дети, подростки, и зрелые люди, пожилые.

У нас работают 12 специалистов-психиатров, четыре психолога, нарколог, активно привлекаем других специалистов — это и невролог, терапевт, эндокринолог, хирург, и любой высококвалифицированный специалист, чья консультация полезна нашему пациенту. С таким небольшим штатом мы чисто консультативно обслуживаем тысячи по полторы-две пациентов в год. И человек триста лечатся и обследуются в нашем центре. Конечно же, мы занимаемся и лечением болезни зависимого поведения. Это то направление, что основал Александр Олимпиевич Бухановский.

Мы — одни из немногих, если не единственные, кто понимает, в чем проявляется болезнь зависимого поведения и как оказывать помощь. Специалисты «Феникса» оказывают помощь не только при наркоманиях и алкоголизме, но и при всех видах нехимической зависимости, число которых в последние десятилетия разрастается и расширяется. И это напрямую связано с новыми технологиями. Это и компьютерная зависимость, и азартные игры, и зависимость от мобильных телефонов, от скоростей, от экстремальных видов спорта. К нам периодически обращаются лица, которые лечатся и консультируются по вопросам расстройств сексуального предпочтения (в народе — сексуальных извращений).
В том числе — садизм, педофилия, эксгибиционизм, трансвестизм и прочее. У нас лечится мальчик, у которого постепенно нарастает патосексуальное влечение к беременным женщинам. Очень своеобразно. Недавно на приеме было несколько человек, которые, как бы это сказать, имеют зависимость, тягу к человекообразным животным существам. Они в интернете общаются друг с другом, показывают картинки вроде бы людей, но с шерстью, повадками животных — у них свои сайты (имеется в виду «фурри» — прим. «Ленты.ру»). Сначала они рассматривают только картинки этих существ, но потом появляется потребность мастурбировать на них, сексуальность нормативная уходит, люди дезадаптируются. Несколько человек таких было, но, к сожалению, они не пошли на обследование. Но мне было бы очень интересно этим заняться.

Новые игры, новые технологии — это и новые проблемы для психиатров. У нас есть свое представление о том, как развивается зависимое поведение, вплоть до оскудения личности, оскудения сексуальности. Государство многое потеряет, если не оказывать помощь этим людям.

Над чем ваш отец работал до своей смерти?

У него произошло тромбообразование, тромбоэмболия оказалась крайне мощная. Я даже не думала, что такие бывают. Моя точка зрения — он не щадил себя.

Он работал со своими пациентами и до последнего вел прием, участвовал в консилиумах, до последнего дня жизни врачевал. Он известен «связью» с серийными убийцами, но, на мой взгляд, главное, что мой папа — блестящий врач и психиатр до мозга костей. В его жизни была возможность столкнуться с серийными убийцами, он увидел здесь проблемы общей психопатологии, психиатрии, обосновал их — и это, конечно, гениально. Но если бы он был безграмотным, непрофессиональным врачом, он бы этого никогда не сделал.

В прошлом году папа был в санатории, проходил реабилитацию после операции. Ему стало значительно лучше, он окреп, мы с ним общались по поводу одной пациентки по скайпу: она была в крайне тяжелом состоянии, и вероятность ее гибели была процентов восемьдесят. Он не прошел полностью курс терапии, втайне от меня приехал в Ростов и начал активно участвовать в ее судьбе. Вот в этом он весь.

Чем занимался последнее время помимо врачебной работы? Он писал книгу по транссексуализму, которую планировал лет 15-20. Потому что он первый человек, который разрабатывал данное направление, у него были свои представления о транссексуализме. Через него прошло огромное количество транссексуалов из СССР и всего мира. В одном из уголовных дел Александр Олимпиевич в качестве психиатра-специалиста выступал в судебном заседании по делу о жестоком убийстве. По нему одного молодого человека признали вменяемым, здоровым — и обвинение требовало для него большой срок. Папа же пришел к выводу, что есть некоторые ошибки в экспертном заключении и что этот человек был в болезненном состоянии, которое не позволяло ему ни руководить собой, ни осознавать свои действия. Недавно к нему обратился представитель одной из республик с просьбой помочь написать психологический портрет преступника. Папа интенсивно работал, готовился, объединил группу специалистов, создавал таблицы по эпизодам преступления, скоро должен был приехать следователь для обсуждения материалов, которые уже отработаны, но встречи, к сожалению, так и не произошло.

Часто в вашу клинику обращаются правоохранительные органы?

Периодически. О чем-то посоветоваться, что-то сказать, услышать нашу точку зрения, но больше обращаются адвокаты, обычные люди, представители той или иной стороны судебного процесса. И мы выступаем по уголовным и по гражданским делам как специалисты-психиатры и психиатры-эксперты, давая пояснения по тем или иным вопросам.

А такая практика, когда следователь обращается и просит нарисовать психологический портрет преступника, — она частая?

К сожалению, не частая. Может быть, это гордыня психиатрическая, но мне кажется, к психиатрам могли бы больше и чаще обращаться. Мы бываем полезны во многих сферах жизни. Не только в судебной, но и в решении социальных вопросов, трудовых вопросов. За портретами серийных убийц к нам обращались всего несколько раз, к сожалению. Хотя к нам добровольно приходят пациенты с различными отклонениями, лечатся — и мы видим, что наши мысли правильные, что наши теоретические представления совпадают с жизнью и с практикой.

Какие?

Например, мы лечим пациентов, которые обращаются к нам с садизмом, с некрофилией, с вампиризмом, и при длительном качественном лечении симптомы болезни не повторяются. Если вдруг кто-то раньше ушел или по каким-то причинам потерялся из виду, то через какое-то время мы узнаем, что те переживания, которые мы пытались лечить и лечили, реализуются. Это подтверждает ту гипотезу, которую вынянчил отец и поддерживают все сотрудники «Феникса»: без правильно организованного лечения, без врачебной помощи и психокоррекции болезнь зависимого поведения прогрессирует. К сожалению, может дойти до трагических результатов.

Какова специфика лечения таких пациентов, которые имеют склонность к насилию, садизму и могут совершить впоследствии тяжелые преступления?

Если это лечение в рамках болезни зависимого поведения, это обязательное использование медикаментов, психотропных веществ. Некоторые доктора думают, что надо вводить человека в состояние «овоща», но этого ни в коем случае нельзя делать, это какие-то мифы о психиатрии. Мы подбираем терапию таким образом, чтобы подавить патологическую тягу, патологическое влечение к патосексуальному действию. Вне зависимости — касается это еды, азарта или садизма. Важна правильно подобранная терапия, подавляющая только патологическое влечение, нормализующая процессы нервной системы, приводящая химические процессы в уравновешенное состояние. Это приводит к нормализации жизни и возможности работать уже психотерапевтически на фоне продолжающейся длительной медикаментозной терапии. Мы обязательно начинаем работу с психологами, с психотерапевтами, с социальными работниками, нам крайне важно адаптировать человека в обществе, чтобы он мог работать и обеспечивать себя. Чем больше уровень социальной адаптации, тем меньше вероятность очередного обострения. Это всегда комплексная работа, это работа команды, которую возглавляет врач-психиатр.

Подросток, ребенок, взрослый человек, поступивший с такими синдромами, живет в клинике или должен приходить наблюдаться?

Если это начало активной терапии, он находится длительное время у нас, иногда в течение суток, у нас есть удобные палаты, в которых можно долгое время оставаться. Если пациент живет в Ростове, то может лечиться в условиях дневного стационара. Это зависит от состояния, от степени выраженности дезадаптации. Когда-то, когда я начинала заниматься серийными преступниками и писала диссертацию, у нас не было палат, в которых можно было бы наблюдаться. Все происходило амбулаторно — иногда ночью звонили и рассказывали, что могут сейчас выйти в лес, что готовы начинать новый эпизод. Помогали, беседовали, объясняли необходимость лечения в этот момент, приема тех или иных препаратов, которые успокаивают нервную систему. Пациенты, тьфу-тьфу-тьфу, не совершали противоправных действий.

Сам акт совершения насилия, проявления жестокости, будь то над животными или людьми, можно назвать точкой кипения нервной системы, кризисом болезни?

Вот вы говорите «точка кипения», а мы называем это патологически усиленное возбуждение в некоторых участках мозга. Это патологическая тяга, тяжелое компульсивное влечение, безудержное влечение к совершению какого-то патологического действия.

Во время этой болезни поражены определенные участки мозга?

Они не поражены, там нет кисты, нет опухоли, там неправильно работают некоторые вещества, неправильно происходят химические процессы. В голове должно быть определенное количество серотонина, дофамина, иммунных комплексов, а при патологиях — либо дефицит, либо их чрезмерно много. Серотонина чрезмерно мало, норадреналина чрезмерно много может быть. Это дисбаланс.

Он врожденный или приобретенный?

Это приобретенные нарушения. Болезнь зависимого поведения — это не врожденная наследственная патология. Но есть причины, на фоне которых легко формируется такая патология. Она формируется в более молодом возрасте. Здесь сказываются и особенности строения мозга, и особенности воспитания, и особенности взаимоотношения в раннем детстве со своими сверстниками, и особенности знакомства с какими-то жизненными ситуациями.

Вы упомянули, что следите за судьбой таких пациентов. За каждым получается?

Нет, конечно, я не за каждым пациентом слежу. Мне бы за своей судьбой последить — и за судьбой моего сына. Но со многими пациентами поддерживаем многолетние связи.

Но бывали же случаи, когда человек закончил у вас лечение, а потом оказалось, что он совершил какое-то преступление?

Два человека таких было из всех.

Я так понимаю, что Игорь Елизаров (Елизаров, по данным СМИ, совершил три убийства, в подростковом возрасте наблюдался в клинике «Феникс» — прим. «Ленты.ру) — один из них?

Ну, это вы так его называете, у него просто другая фамилия. А второй случай был очень давно, там была попытка изнасилования в самом начале терапии. Крайне тяжелый пациент. Но это было лет двадцать назад. Болезни зависимого влечения не проходят за один курс. И даже несколько курсов не дадут гарантию, что человек смог обрубить на корню подобные влечения. Наблюдаться надо многие годы, неопределенно долго.

А как на государственном уровне, а не на уровне частной клиники отследить такие симптомы? Возможно, раннее лечение снизило бы число преступлений?

Возможно, но надо, наверное, создавать клиники, которые на этом специализируются. И люди должны понимать, что если они туда пойдут, то их не будут наказывать, не будут отдавать прокурору, а будут заниматься и вникать в медицинскую проблему, помогать. Года полтора назад, когда наша страна перешла в ранг «страны педофилов», и я, и отец говорили о том, что не все люди, которые совершают развратные действия в отношении детей, — это педофилы. Педофилы — это те, кто страдают психическим расстройством в рамках болезни зависимого поведения. Но лица, которые совершают развратные действия с малолетними, иногда не страдают психической болезнью. Есть и экспериментаторы, которые пробуют развратные действия с разными объектами. Есть, грубо говоря, моральные уроды, которые насытились всем, и им нужно что-то новое. Есть люди, у которых просто размылись в нашем обществе понятия о том, что можно, а что нельзя, что дозволено, а что не дозволено. У каждого из нас внутри должны быть и моральные, и этические нормы, чтобы сопротивляться каким-то влечениям, которые недопустимы. А сейчас этого нет. Вот эта безнаказанность, вседозволенность, убежденность, что все покупается и продается, — это тоже влияет на то, что люди позволяют себе лишнее.

Но в чем проявляется тогда именно педофилия? Как отличить педофила от «морального урода»?

Ну, я вас умоляю. Это патологическое влечение, как к наркотику, к тому, чтобы совершать действия с малолетними. Если у человека есть педофилия, она имеет свои проявления, которые должен выявить врач-психиатр. Если нет, то пусть отвечает по полной программе.

Бывшие заключенные к вам обращаются?

Да. Не все, кто отбывал наказание, получили лечение. Проблема не в зрении, не в руках, не в сердце, а в голове: патологические фантазии-то никуда не уберешь. Патологические представления, сновидения, навязчивые мысли — они-то остаются. Вот что надо лечить. В тюрьме у некоторых состояние начинает ухудшаться, потому что болезнь-то прогрессирует. Службы в тюрьмах есть, но там должно быть больше психиатров, которые знают эту патологию, могут оказать соответствующую необходимую помощь.

Насколько велика вероятность, что бывший заключенный может впоследствии совершить более тяжкое преступление? Осужден за кражу, но просидел в тюрьме и вышел более агрессивным, десоциализированным и так далее?

Он может выйти более дезадаптированным, дополнительные хронические стрессы, неразрешенные конфликты усиливают патологическое влечение.

А можно уже как-то уйти от этой темы? Я понимаю: интерес, жареные факты, связанные с убийцами и всем прочим. Да, у нас есть качественный опыт лечения болезни зависимости, но не только маньяков. Это более ужасающее явление. Но есть и другие варианты зависимостей, а за каждым — судьба, трагедия конкретного человека. Например, это и проблема клептомании. Молодая женщина — ей 26-27 лет — пришла со слезами на глазах и сказала, что у нее уже восемь условных судимостей, и кроме нас она не знает, кто ей может помочь. И мы тянем ее уже три года. У нее клептомания, тяжелейшая клептомания. Мы первые выявили у нее огромную опухоль в голове. Это не причина для клептомании, но опухоль мешает ее лечить. В течение полутора лет она не воровала, у нее нормализовалась ситуация в семье, она начала работать. Мы ее лечим абсолютно бесплатно. И вот была зима, она живет в области, на хуторе, и не могла до нас доехать. Она не могла выйти и купить лекарства — и прервала лечение. На фоне прекращения приема препаратов она совершила кражу. Сейчас все возобновили, все благополучно, она опять приезжает, с мужем хорошие отношения, с бабушкой.

А когда мы выводим пациента из тяжелого психоза, когда он не разговаривает, когда он летает между планетами, считает, что у него проводки от заднего прохода идут к солнцу — и потом, через три месяца лечения, он понимает, что он есть он, что мама есть мама. И жизнь становится полноценной. Вот где счастье и удовольствие от жизни, и не только для пациентов и их родственников, но и для врачей. Вот о чем хочется уже поговорить. Вот почему Александр Олимпиевич назвал наш центр «Фениксом», вот почему весь коллектив клиники работает под девизом «Возрождаем к новой жизни».

У психиатрии — человеческое лицо, и не надо бояться психиатров. Мы же ходим к гинекологам, мы ходим к терапевтам, так же и психиатров целесообразно посещать.

Многие люди предполагают, что хорошая психиатрическая помощь — дорогостоящая, они не могут себе ее позволить. Вот вы говорите, что лечите каких-то клиентов бесплатно. Что делать человеку, если у него депрессия, но нет средств на долгое лечение и дорогостоящие препараты?

Если нет средств и наше государство не дает этих средств на бесплатное лечение, значит, врачи спрашивают у пациентов и их родственников, какую сумму безболезненно для всей семьи они могут выделить на лекарства для поддержания длительного лечения. Одни говорят: меня здоровье родственника крайне волнует, но я не потяну 10 тысяч в месяц. Значит, врачи подбирают необходимое лечение, используя более дешевые лекарства. Ну а что делать? Такова жизнь, надо искать и исходить из возможностей, которые имеются у этих людей.

А много пациентов вы лечите бесплатно?

У нас есть пациенты, которые идут на благотворительной основе, есть те, кого мы лечим бесплатно. Но мы — частный высококвалифицированный центр. Конечно, наша работа платная. Можно лет пять обследоваться, лечиться и не получить результат, а можно один раз пролечиться, получить результат и его поддерживать. В зависимости от того, какие люди ставят цели.

Мы затрагивали в разговоре тему государственной структуры, которая отслеживала бы мании…

Не отслеживала бы мании, а оказывала бы помощь людям, у которых есть склонность к садизму и расстройствам сексуального предпочтения. Я видела такой государственный центр в Гамбурге, мне он очень понравился. Больница, в которой есть отделение для лиц, совершивших множественные жестокие преступления. Меня не пустили в это отделение, к сожалению, оно закрыто для посторонних. У них есть дневной стационар и амбулаторная помощь. Мы заинтересованы в частно-государственном партнерстве. Если бы государство заинтересовалось нашей работой, дало нам в аренду помещение или помогло построить клинику закрытого типа, то мы бы бесплатно смогли лечить таких пациентов.

Но, наверное, прежде чем открывать по всей стране клиники с такими отделениями, нужны специалисты. У нас в стране много психиатров, которые могут лечить людей с расстройствами сексуального предпочтения?

Я думаю, что кроме «Феникса» это еще несколько учеников Александра Олимпиевича.

Вы лечите и наркоманию. Сейчас большая дискуссия развернулась в обществе из-за центра Евгения Ройзмана, где наркоманов лечат принудительно. Как вы считаете, эффект дает принудительное или добровольное лечение?

Я считаю, что лица, совершившие правонарушения, которые напрямую связаны с наркоманией, алкоголизмом, должны лечиться принудительно. У лиц, которые законопослушны, но страдают химической зависимостью, есть два пути. Один путь — ты добровольно обращаешься и лечишься, но тогда надо гарантировать, чтобы списки таких лиц из медицинских учреждений не попадали в правоохранительные органы, а наркоманию лечили профессионалы. Сейчас же лечат все кому не лень и наркоманию, и алкоголизм. Это, как мне кажется, громадная государственная ошибка. Ведь правильно — должно подавляться патологическое влечение, помимо медикаментозной терапии и обрыва ломок. Потом надо подключать психологов, терапевтов. Другой путь — это путь в никуда — ни жизни, ни судьбы, путь к деградации, ускоренный путь к смерти от передозировок, осложнений. Но это выбор самого наркомана. Выбор, неприемлемый для его близких, но все же выбор. Есть еще один вариант организации наркологической помощи в рамках недобровольного лечения, но только с санкции суда.

Что хочу сказать. Если кто-то раскурил косяк, это плохо. Чтобы он не раскуривал, необходимо говорить, почему это плохо, какими могут быть последствия. Косячок покурил с гашишем, а потом может шизофрения развиться, может развиться психоз или биполярное расстройство, депрессия, тревога. Только не надо пугать, надо показывать альтернативную жизнь и альтернативные возможности жизни. Почему мы на сигаретах пишем «курение это плохо, приводит к импотенции»? Ну покажите, что член не встает, что язвы и опухоли бывают. С наркотиками так же. Это больше запомнится. Может, тот, кто готов принять наркотик, но боится, тогда его и не употребит. Дайте информацию, но правдивую. И покажите человеку взамен что-нибудь хорошее. Зачем нам знать, что кого-то там бьют? Я хочу знать о хорошем, я хочу помнить фильмы с Орловой, моей душе это приятно. Мы живем в постоянном, хроническом информационном стрессе. Это все влияет на психику. Я, например, устала от негативной информации. Да, мы должны знать о неприглядных жизненных ситуациях, поступках, но я абсолютно убеждена, что информация об одном негативе должна перекрываться пятью известиями о позитиве — человечном, душевном, интеллигентном, добром, честном, порядочном, нормативно сексуальном, патриотичном и другом. И главное — на примерах конкретных людей.

Полина Никольская, Lenta.ru

Read more

Когда разрушаются идеалы, разрушается общество

Как формируется моральная опустошённость

Прошлый год потряс страну рядом жестоких преступлений, связанных с массовыми убийствами людей.

О причинах этих явлений и душевных болезнях нашего общества мы беседуем с ростовским психиатром, известным в мире экспертом по серийным убийцам, профессором Александром Бухановским.

— Александр Олимпиевич, 16 лет назад на международной конференции, которая проходила в Ростове, вы заявили, что через 15 — 20 лет у нас возрастёт число жестоких преступлений, в том числе серийных. На чём был основан ваш прогноз?

— Периоды социально-политической и экономической депрессии, кризиса всегда сопровождаются ухудшением взаимоотношений в семье, обострением конфликтов в обществе, ухудшением и ужесточением общего воспитательного воздействия на ребёнка, насилием над ним, социальными проблемами. Всё это способствует формированию предрасположенности к зарождению жестокости, одним из вариантов которой могут стать садистские серийные убийства. Пик такой жестокости приходится на подростковый возраст. Как раз нынешнее молодое поколение родилось 15 — 20 лет назад. В то время мы не могли предсказать, как будет дальше развиваться общество. Но теперь понятно, что жестокость продолжит расти, и это прискорбно.

Моральный идиотизм

— Но ведь раньше люди и беднее жили, и войну пережили, но такой жестокости не было. Зверские убийства в Кущёвской, Ставрополе…

— Человек формируется в определённом социальном окружении. Важнейшую роль играют идеалы этого окружения. Раньше существовало мощное влияние на общество. В начале 19-го века — религиозное, сменившееся не менее сильным идеологическим воздействием. И то, и другое исповедовало одни и те же идеалы — не убий, не укради, не прелюбодействуй, помоги ближнему. Эти заповеди имеют огромное значение для полноценного и гармоничного формирования личности, ибо являются общечеловеческими идеалами. Они воспитывали патриотизм, порядочность. Сейчас идеалы фактически разрушены, а общество больно. Формируется эгоистическое и потребительское отношение к жизни. Стали понимать: кто богаче, тот сильнее, защищённее и может позволить себе всё, если лоялен к власти. Как следствие наступает уныние в обществе, растёт число самоубийств. Это ведёт к возникновению, развитию и формированию моральных отклонений и опустошённости, которые описал ещё в 19-м веке психиатр Причард, дав им название «Insanitas morales» («Моральный идиотизм»). Другими проявлениями кризиса является рост самоубийств, убийств, потребление алкогольных и наркотических веществ и т.п.

— В нашей стране увеличилось число психических заболеваний?

— Количество эндогенных заболеваний, таких, как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, существенно не меняется. Число болезней, напрямую связанных с воздействием неблагоприятного социума, интенсивно растёт уже на протяжении пятнадцати лет. Когда мы говорим об этом, следует понимать, что психика человека является производной от двух факторов — биологического (мозг) и социального. Как один, так и другой работают только во взаимодействии. Социум формирует человеческую психику. Психиатрия всегда была лакмусовой бумажкой состояния общества. Есть разнообразные болезни характера. Нарушение влечений и потребностей раньше называлось психопатиями.
Но надо понимать, что почти любая форма прогресса сопровождается психологическими проблемами. Появление телефона, Интернета вызвало свои зависимости. Мощное развитие разнообразных форм шоу-бизнеса, профессиональный спорт спровоцировали появление фанатомании. Люди бросают семьи, чтобы ездить за футбольными командами, они становятся придатками футбольной команды. Болезни развиваются по своим законам. Их количество зависит от многих факторов, и первый — наличие в обществе условия, способствующего резкому возрастанию риска возникновения зависимости. То же самое можно сказать о казино, которые десятками лет не были доступны нашим согражданам. Как только появился доступ к ним, резко возросло число суицидов, преступлений, связанных с игроманией. Проблема стала государственной. Знаете, я иногда вспоминаю строки Андрея Вознесенского: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек».

Патология мозга

— Самая опасная — мания убийств. В чём причина невероятной жестокости?

— Это мания патосексуальная. Есть три составляющие, соединение которых при определённых условиях может привести к патологии и при дальнейшем её развитии — к совершению серийного преступления. Первая — соответствующее состояние головного мозга. Благодаря новым технологиям мы впервые смогли изучить живой мозг. У 100% проверенных нами серийных убийц обнаружена патология головного мозга, которая закладывалась ещё во внутриутробном развитии. Вторая составляющая — слабая половая конституция, что само по себе не является патологией. Третья — психологические особенности личности, приводящие к дисгармонии, постоянным и множественным конфликтам с окружающим миром. У этих людей в семье зачастую царили жёсткие отношения, применялось физическое насилие над ребёнком.

— Можно ли определить болезнь на ранней стадии, когда человек ещё не совершил преступление?

— Да, можно, если родители, особенно мать, и педагоги младшей школы будут действовать не формально, а заинтересовано, став близкими и родными людьми для ребёнка. При обнаружении подобных расстройств требуется вмешательство психолога, возможно, врача-педиатра и обязательно детского психиатра. При этом на разных этапах развития болезни их роль меняется. Для первичной профилактики (предупреждения подобных расстройств на начальных этапах) наиболее важными являются мать и психолог. Когда болезнь начинает, к несчастью, постепенно трансформироваться, обязательным становится участие психолога и врача, занимающегося кропотливой диагностикой и подбором терапии. Это вторичная профилактика. Поэтому матери везут к нам детей со всей России и даже из стран ближнего и дальнего зарубежья.
Бывает, спрашивают, как понять, что пациент не стал преступником благодаря терапии. Может, он и так не совершил бы преступление? Мы отвечаем: такие люди должны лечиться пожизненно. У нас произошёл трагический случай, подтверждающий нашу правоту. Много лет назад мать привезла ребёнка из Московской области со словами: «Или лечите, или я его убью». Мальчик жестоко обращался с животными, у него были проблемы с коммуникацией, он плохо учился. Мы стали с ним заниматься. В результате он начал общаться с одноклассниками, встречаться с девочками, блестяще окончил школу, институт. Но потом уехал к себе в город и перестал лечиться, решив, что здоров. Через какое-то время он убил трёх человек.

— Помогают ли школьные психологи родителям понять, что у ребёнка серьёзные проблемы?

— Восемь лет назад мы с заместителем министра образования вышли с инициативой читать курсы усовершенствования для учителей и школьных психологов по девиантному (противоречащему социальным нормам) и наркозависимому поведению школьников. Важно уметь распознать эти отклонения, понять, как они формируются, что нужно делать. Раньше специалисты, занимающиеся этими вопросами в школах, в том числе и психологи, не понимали специфики проблемы, был очень низкий коэффициент отдачи. Сегодня наши курсы очень востребованы.

Кто приходит в полицию

— Александр Олимпиевич, вы заместитель председателя Общественного совета при ГУВД по Ростовской области. Есть ли система, не позволяющая психически неуравновешенным людям попадать в органы правопорядка?

— Сотрудники милиции всегда проходили профотбор, тестировались и тестируются. Существует определённая система их профессионального и производственного обследований. В этой системе работают и мои ученики. Проводится осмотр, который даёт первичное понимание состояния человека. Но зачастую к тестам относятся формально. В результате проходят люди, которых нельзя допускать в правоохранительные органы. Когда печально известный Евсюков устроил стрельбу в московском супермаркете, тут же к нам обратился глава МВД Рашид Нургалиев.
Нам было дано задание разработать систему, которая предупреждала бы подобные явления. Так, в ГУВД по Ростовской области мы провели цикл лекций для милицейских психологов. Цель лекций, подготовленных кафедрой психиатрии и наркологии Ростовского государственного медицинского университета, — обучить психологов, служащих в правоохранительных органах, вовремя распознавать пограничные состояния, стать профессионально выше, улучшить работу с личным составом. Всё это поможет предотвратить нарушение порядка милиционерами.

Всё, о чём мы говорили, — это не только область психологии или психиатрии. Не менее важна и нравственная составляющая нашей жизни. Сумеем возродить моральные принципы, достойные идеалы — вылечим общество.

Источник: Аргументы и Факты
16.04.2013

Read more

Неспособные должны уйти из власти!

Падение кумиров

А.Б.:

Как психиатру мне видятся две проблемы нынешнего российского общества: деградация и дебилизация, — говорит Александр Бухановский, профессор, психиатр, бывший эксперт в деле маньяка Чикатило. — Плюс апатия или по­бледнение эмоций. Постепенно исчезает эмпатия — желание эмоцио­нально понять другого человека. Я ребёнок последних лет войны, родился в 1944 году. Помню, как мама приводила домой бездомных людей, кормила их борщом, сваренным бабушкой. Бабушка ругалась, а мама всё равно вела голодных. Кто сегодня способен поступить так же?

Наблюдается и сужение круга интересов, инициатив, стремлений. В первую очередь за счёт таких важнейших понятий, как любовь к ближнему, патриотизм, возможность пожертвовать своими интересами ради каких-то общих дел. Не в столь далёком прошлом людей интересовало то, что происходит в культуре, науке, были небезразличны достижения нашей страны, а сейчас интересы сузились до утилитарных. Следующий признак — люди перестали хотеть общаться. Не так давно слышал по телевизору рекламу аппарата, который надевается ребёнку на ручку. Он гуляет, а мать не волнуется, так как видит, где он находится. И она уже лишний раз не выглянет в окно, не окликнет его. Теряются эмоциональная теплота и беспокойство о своём ребёнке. А он потом вырастет, сдаст родителей в дом престарелых и будет по скайпу узнавать, как у них дела.

«АиФ»: — Александр Олимпиевич, откуда эти проблемы возникли?

А.Б.:

Были низвергнуты идолы. Вспомните, кто раньше был артистом? Интеллигенция. А кто пришёл на смену? Вышли на сцену девочка в трусиках и мальчик в маечке, в наколках, бородатый, нечёсаный… Они «вываливают» на экраны телевизоров, страницы газет все свои интимные подробности. Это кумиры наших детей?! Они не несут никакой культуры, не способствуют развитию, а помогают деградации. Вторая проблема — научно-техническая революция. Смотрите: одно из первых наших технических открытий — гончарное производ­ство. Оно стало мощным толчком для развития культуры. Но одновременно появилась возможность сбраживать плоды. Так возник алкоголизм. Следую­щее серьёзное событие — алхимики отработали перегонку алкоголя. Тоже культурно-технический прорыв. Но и проблема алкоголизма стала мировой. Сегодня мы свидетели мощнейших технологических прорывов в области информационных технологий. Результат — возникла серьёзная проблема «субъектов с обеднённой коммуникацией». Она особенно остра у молодёжи и является одним из условий, повышающих риск жестокости, разнузданности, депрессий и самоубийств.

Одновременно исчезает потребность в использовании великого русского языка. Молодёжь воспитывается не на классике, а чатится в Интернете на птичьем, непонятном языке. Любовь, воспетая и в русской, и в мировой литературе, претерпевает серьёзные изменения. На первое место выходит «ветеринарный секс»: только познакомились — уже в постель. Причём возраст вступления в половую близость значительно омолаживается — особенно у девочек. Это тоже не проходит безрезультатно, ибо в созревании личности существует стадия, которая называется романтической. Если человек через неё не прошёл, он останется Маугли. Они не способны на полноценные серьёзные семейные отношения, их любовь нищая. Они физически и интеллектуально полноценны, но созданные ими семьи весьма конфликтны и неустойчивы. Примером для молодых поколений должны быть Ромео и Джульетта, а не какая-нибудь поп-звезда и её многочисленные любовники.

«АиФ»: — Ромео и Джульетта для сегодняшних детей скорее могут стать примером не любви, а ухода из жизни — количество детских самоубийств растёт…

А.Б.:

Число самоубийств, особенно детских, убийств, количество алкоголиков и наркоманов — это всегда показатель проблем общества. А сегодня к ним прибавились и нехимические зависимости: игровая, компьютерная. Мы называем это уходом от жизни, в которой подростки не могут найти себе место.

Вносят свою лепту и новости. Про Сердюкова и Васильеву, к примеру. Я бы вообще все сообщения об этой паре убрал с экрана, ибо это наносит психотравму людям. Они не понимают, как человек, замешанный в краже миллиардов, вместо ежедневного покаяния требует предоставления прекрасных условий, парикмахера, повара, общения с друзьями. Это показывают по ТВ, об этом пишут в газетах, что вызывает в людях неверие во власть и в своё будущее. А это наносит больший урон, чем украденные миллиарды. Когда нам показывают такой беспредел во власти, это развращает население. Как профессионал знаю: чтобы изменить психологию человека, бывает достаточно 5-7 лет. Но, чтобы её снова восстановить, необходимо не меньше трёх поколений!

Миллионы Чикатило

«АиФ»: — Знаю, что вы разработали программу, которая позволяет вычислить потенциально опасного преступника. Почему ею не пользуются наши правоохранители?

А.Б.:

Психиатрию недооценивают. А зря! По нашим расчётам, маньяк Чикатило обошёлся стране в 5 млн долл. только по одному показателю — за счёт недожития жертв, которые не выросли, не выучились, не работали, не платили налогов. Убеждён, что сегодня можно выявлять таких лиц до совершения ими преступления. На психиатрии, как на Миледи, вытатуировано клеймо о том, что она беспомощна, что наука ничего не может. Но это не так. Психиатрия сегодня может очень многое. Недавно у нас спасли молодую женщину, про которую коллеги и зарубежные консультанты сказали, что она умрёт. Даже болезнь её называется «смертельная кататония». А мы её вылечили. У нас, психиатров, есть два девиза: «Безнадёжных больных не существует!» и «Нет невозможного, есть неспособные!». Хотел бы эти наши девизы экстраполировать на нашу страну. Нет ничего невозможного, всё можно исправить. Правда, есть неспособные. Вот неспособные должны уйти из власти. Верю, что способных у нас немало, что благодаря им наша страна должна встать на ноги.

Валентина Оберемко, АиФ

Read more

Педофилия — не самая опасная болезнь

Известный в мире эксперт по серийным преступникам Александр Бухановский, работавший по делу маньяка Чикатило, доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии и наркологии Ростовского медицинского университета рассуждает, почему столь часты стали процессы, на которых судят педофилов, что делать, чтобы они не могли угрожать нашим детям и что же происходит в нашем обществе, в чиновничьих кабинетах и забытых богом пьющих деревнях?

Российская газета: Итак, долгожданный законопроект, ужесточающий наказание для педофилов, принят. Госдума проголосовала за отмену условных сроков за преступления сексуального характера, совершенные в отношении детей младше 14 лет, за применение принудительной кастрации и сроки вплоть до пожизненных для педофилов-рецидивистов. Промедление, как говорится, было уже смерти подобно: что ни неделя, то новое сообщение из криминальных сводок о насилии над детьми, растлении малолетних, надругательствах. Самый свежий пример: в Ростовской области будут судить 44-летнего мужчину, обвиняемого в совершении 14 сексуальных преступлений против двух девочек. Почему произошел такой всплеск сексуальных преступлений, с чем это, по-вашему, связано?

Александр Бухановский: Рост числа преступлений идет, я думаю, за счет двух составляющих. С одной стороны, налицо реальный всплеск, а с другой стороны — улучшается раскрываемость этого вида преступлений. Если раньше подобные случаи пытались не афишировать, зачастую — замять, то теперь они предаются большей огласке. Но я всегда спрашиваю: почему выступают только против педофилов, а не остальных извращенцев? Вот и новый закон обошел последних молчанием. А ведь педофилия отнюдь не самый опасный и жестокий вид из более 100 видов парафилий, которые существуют. Утверждаю это не с точки зрения морали и этики, а как врач, с точки зрения их опасности для жизни, физического и нравственного здоровья и психосексуального развития. Как быть с гетеросексуалами, которые становятся серийными насильниками? С психопатами и садистами, которые издеваются над своими жертвами?

Само явление — педофилия — возникло не вчера. Так же как сексуальные извращения, которые называют парафилиями. Они не имеют ни временных, ни географических границ. И статистики по ним не существует. Сексуальные отношения с детьми и подростками известны издревле. И лишь позже они стали запретными. Лица, вступающие в половые отношения с детьми, стали подвергаться гонениям, моральному и физическому воздействию и унижению, а наказание стало резко ужесточаться. В свою очередь, это стало причиной того, что преступившие грань начали избавляться от свидетелей, убивать детей. Это один из путей формирования серийных убийц. Второй путь — это люди морально опустившиеся, деградировавшие. А третий — садисты-педофилы. В любом случае, эти люди совершают преступление, что должно влечь за собой наказание.

РГ: Но способно ли наказание само по себе предотвратить их последующий вред обществу? Рано или поздно они возвращаются из тюрем. Ведь пожизненное заключение предусмотрено только для рецидивистов. И что будет тогда?

Бухановский: Судя по нашим исследованиям, эти люди могут стать более ожесточенными и еще более опасными для окружающих. Во многих случаях без лечения не обойтись. За годы, проведенные в колонии, в их мозгах революции не произойдет.

Из тюрьмы они выходят с той же самой патологической системой в голове. Она лишь заостряется за счет той своеобразной жизни, где еще больше напряжения, дискомфорта, униженности. То же самое в мозге заставляет их вновь преступать закон, а преступив, понимают: все, я пропал, что делать? И начинают убивать. Но это уже не проявление педофилии, а желание избежать огласки, наказания, устранить свидетелей.

Проанализировав поведение тех, кто страдал парафилиями и по пять-шесть раз сидели в тюрьмах, мы обнаружили, что время между выходом на свободу и совершением нового преступления сокращается, а сами преступления становятся более жесткими, более тяжелыми. То есть тюрьма не исполняет свои исправительные функции. Она наказывает, мстит.

РГ: На Востоке раньше девочки вступали в брак рано, в 10-12 лет. У Шекспира воспеты отношения несовершеннолетних по нашим меркам Ромео и Джульетты. Не хотелось бы видеть в тюрьме влюбленного в набоковскую Лолиту Гумберта Гумберта. Разве всегда влечение к несовершеннолетним — признак педофилии?

Бухановский: Когда у нас пытаются судить молодого человека, который влюбился в девочку 15 лет, я не вижу в этом преступления. А у нас сообщают на всю страну, что девочка забеременела в шестом классе, отнимают ребенка и отправляют его в детдом, а ее отца — в тюрьму. В этом случае, как мне кажется, закон работает против семьи и будущего ребенка, все страдают. А наказывать здесь не за что.

Я против такого широкого применения этой статьи и за то чтобы она была изложена иначе, должен быть прецедент в судебном праве. Все зависит от того, что двигало человеком, есть ли вина человека, осмысление и мотив, преступный умысел. Любовь не может быть преступлением.

Но есть случаи, которые должны быть четко запрещены. Педофилия, как и другие парафилии, официально включена в классификации психических расстройств. С моей точки зрения, любая парафилия — это форма зависимости и развивается по таким же механизмам, как алкоголизм и наркомания. Только в отличие от этой химической зависимости здесь мы сталкиваемся с феноменом нехимической зависимости. Также как при алкоголизме, у сексуального маньяка возникает неуемная, патологическая потребность искать интимных отношений с ребенком, которая у здорового человека отсутствует.

Биологические изменения, возникающие прежде всего в мозге, есть главный механизм развития болезни, дают импульс эпизодически возникающему желанию, зависимость как бы дергает человека за ниточки. Часто он понимает это, а справиться с собой не может. Все реже и реже пытается бороться и поэтапно сдает свои позиции.

РГ: Но ведь не у каждого человека может возникнуть такая зависимость?

Бухановский: Конечно, не у каждого. Педофилия как любой вариант нехимической зависимости имеет факторы предрасположенности. Так, я до сих пор убежден в невиновности ростовчанина Владимира Макарова — помните нашумевшее дело крупного чиновника, приговоренного к 13 годам колонии строгого режима за растление собственной малолетней дочери? На мой взгляд, у Владимира нет ничего, что могло предрасполагать его к педофилии. Дело Макарова — казус, который вобрал в себя все негативные проблемы современной юриспруденции в области сексуальных преступлений.

Чтобы совершить преступление против ребенка, да еще собственного, для этого должны существовать определенные биологические и социальные компоненты предрасположения — в самой системе воспитания, семье, морально-этических принципах, выборе ценностей жизни. Это должна быть определенная личность, измененная, необычная. Нередко деградированная.

При этом следует учитывать особенности сексуальности такого человека. Ведь даже в норме есть факторы эротизирующие и, наоборот, блокирующие эротизацию. Не зря говорят: кому поп, кому — попадья, а кому поповская дочка. Так вот, собственная дочь, да еще малолетняя, у обычного человека, которым, как показало дело Макарова, он является, — мощный антиэротизирующий фактор.

РГ: Недавно СМИ писали о волгоградце Николае Волкове — депутате, которого осудили на 14 лет тюрьмы за разврат с несовершеннолетними. Никто не догадывался о его пристрастии, ведь он так же как Макаров, был успешен и респектабелен.

Бухановский: Человек, вступающий в отношения с малолетними, вполне может быть успешным в жизни, прекрасным сотрудником, внешне благополучным. На самом деле зачастую это человек ранимый, стеснительный. Ему трудно строить неформальные отношения с окружающими. В то время как формальные, на работе, выстраиваются без проблем, поскольку он легко улавливает правила этих отношений.

Поэтому таких людей трудно вычислять, а коллеги всегда удивляются: ведь он был абсолютно нормальным. Но в неформальной ситуации больной теряет ориентацию. Вот он общается с женщиной, она говорит четко «нет», а по интонации, деталям поведения ее отказ далеко не столь категоричен. Нормальный человек чувствует это на уровне интуиции. А люди, склонные к нарушениям психики, в таких ситуациях путаются, не могут понять визави и принять решение. Они часто попадают впросак. Им тяжело знакомиться, общаться, они испытывают весьма тягостные состояния. Они уходят в общение со старшими, где больше формальных отношений, или с младшими, им это проще. Наконец, они имеют сексологическую предрасположенность.

Это люди слабой половой конституции, сексуально здоровые, но система интимных отношений у них с высоким риском «поломок», подвержена воздействию внешних факторов.

РГ: Заболевание начинается не вдруг. Что-то является толчком для развития болезни?

Бухановский: Доказано несомненное влияние особого рода видеосъемок, фотоснимков, фильмов. Мы находим связь заболевания и порнографии, которой кишит сегодня Интернет. Это можно сравнить с рыболовной сетью с крупными и мелкими ячейками, которую забрасывают в общество. В ней, как рыбки, застревают люди с предрасположенностью к педофилии. Увлечение разглядыванием картинок сопровождает эротизацию, и у некоторых они могут запечатлеться настолько, что в последующем возникает зависимость.

Такая форма «запечатления» сопровождается резким улучшением психофизического состояния человека, до этого пребывавшем в состоянии тяжелого дискомфорта, резко пониженной самооценки.

РГ: Так бы человек и не знал о своем влечении?

Бухановский: Так бы он не стал педофилом. При этом у нас хранение «клубнички» с несовершеннолетними не является уголовным преступлением, если пойманный за руку любитель докажет, что собирал коллекцию исключительно для собственного удовольствия, а понятие детской порнографии до сих пор четко не определено.

В новом законе предусмотрено наказание за распространение детской порнографии с использованием интернета — безусловно, большой шаг вперед, но еще не решение проблемы. Это страшно, когда находят целые коллекции, и именно у людей с болезненной манией их и находят.

У нас в клинике лежал Анатолий, очень тяжелый больной с выраженной педофилией. Имел уже несколько судимостей, тогда по этой статье они были не очень продолжительные. Однажды я попросил его показать, как он живет. И он повел меня в свою квартиру. Она поразила меня. Вся двухкомнатная квартира, включая кухню, была уставлена книжными полками. Это были книги по психологии подростков, детей. Эта тема занимала все его мысли, была главным интересом жизни. Это одно из проявлений психической зависимости: все, что говорится, что только напоминает ему о детях, доставляет ему удовольствие.

РГ: Многие думают, что порнография — ничего страшного. Подумаешь, картинки…

Бухановский: С течением времени это влечение начинает жить своей жизнью. Начинает развиваться. Вначале это незаметно для окружающих. Даже пациент не чувствует этого на первых этапах. Оно может проявляться в воспоминаниях о той или иной ситуации. Зависимость требует «подкорма».

Здесь все, как у наркомана: доза всегда растет. И тоже возникает потребность «добавлять» — нарастает степень отклоняемости поведения от нормы. И тогда патологическая система начинает жить собственной жизнью и заставляет и человека вести себя иначе.

РГ: Еще распространенная ситуация: живут в отдаленном поселке пьющий мужик и дочка, с которой он давно вступил в половые отношения. А мать в суде нападет не на мужа — на ребенка. Что это?

Бухановский: Это деградация общества, а не болезнь. Любая форма злоупотребления спиртным, алкоголизм, наркомания и токсикомания ведут к деградации личности. И всегда этот процесс прогрессирует. Как правило, накладывается на педагогическую запущенность — и вот оно, вырождение семьи, деревни, города. А если этот процесс не остановить, то и вырождение страны.

В России объявлены четыре национальных приоритета — образование, здравоохранение, жилищное строительство и АПК. Считаю, что необходим пятый — «Психическое здоровье нации». Это вовсе не медицинские вопросы, это социальные, экологические, семейные, демографические. Ведь бросив все силы на улучшение рождаемости, нужно не забыть, что главное не родить человека, а воспитать его, духовно и нравственно.

Лариса Ионова (Ростов-на-Дону), Российская газета

Read more

Поздравляем наших коллег с победой в конкурсе!

Дхавал Мавани и   Антон Дьяченко, являющиеся членами Ростовского отделения Совета молодых ученых, прошли  конкурс для участия в престижнейших курсах ECNP Seminar in Neuropsychopharmacology, которое пройдет 16-18 апреля 2013 года в г Суздаль в рамках образовательных и научно-практических проектов СМУ РОП и в сотрудничестве с European College of Neuropsychopharmacology (www.ecnp.euwww.ecnp-congress.eu).

Read more

Консультации психиатра онлайн

Нет возможности приехать на прием в лечебный центр «Феникс»? Не отчаивайтесь! Вы можете получить квалифицированную консультацию наших специалистов (психиатра, нарколога, психолога, юриста) в режиме онлайн.

Online-консультация врача-психиатра удобна в случае:

Вы проживаете в другом городе и Вам нужна первичная консультация. Нет необходимости совершать длительные поездки. Вы назначаете удобное для Вас время и получаете ответы на интересующие Вас вопросы.

Вы хотите получить консультацию анонимно. Можете не переживать, что встретите своего знакомого или коллегу. Вся информация будет доступна только Вам и консультирующему врачу.

Тарифы на консультативную помощь через SKYPE:

1) Психиатрами

Бухановская О.А. (психиатрия и наркология любого возраста) – 2 500 руб.

Збарская О.В. (психиатрия и наркология любого возраста) – 2 000 руб.

Карпова Е.В. (психиатрия молодого, зрелого, пожилого и старческого возраста) – 2 000 руб.

Мавани Д.Ч. (психиатрия молодого, зрелого, пожилого и старческого возраста)– 2 000 руб.

Мельникова О.В. (психиатрия и наркология детского, подросткового, молодого и зрелого возраста) – 2 000 руб.

Стрюков А.Н. (наркология любого возраста) – 2 000 руб

Саркисова О.А. (психиатрия и наркология детского, подросткового, молодого, зрелого и пожилого возраста) – 2 000 руб.

Воронов Д.Б. (неврология) – 2 000 руб.

2) Психиатрами по вопросам судебной психиатрии и судебно-психиатрических экспертиз

Бухановская О.А. –  5 500 руб.

Хабибулин М.З. –  5 000 руб.

 

Онлайн-консультация через SKYPE проводится после осуществления пациентом или его родственниками предоплаты.

Как заказать консультацию психиатра онлайн?

  1. Воспользуйтесь кнопкой «Записаться на прием» или нажмите здесь и оформите анкету «Запись на прием».
  2. В дальнейшем следуйте инструкциям, поступающим на Вашу электронную почту
  3. После совершения оплаты заполните, пожалуйста, анкету пациента и вышлите ее на E-mail Центра «ФЕНИКС»: phoenix-ofis@yandex.ru (это необходимо для заведения амбулаторной карты пациента). Желательно прислать копию или скан паспорта на E-mail или факс +7 (863) 204-26-16.

 

Анкета пациента (запись может быть анонимной, тогда заполняются только «вымышленные» ФИО):

Ф.И.О.

Дата рождения

Адрес

Место работы

№ тел.

E-mail

 

После проведения онлайн-консультации будут высланы рекомендации на Ваш E-mail (обратите внимание на правильность написания электронного адреса).

Read more

Британская Палата Лордов отправляется к психиатрам

 

При Парламенте Великобритании создается новая спецслужба. Охранять покой лордов будут психиатры. А то – жалуются – работа беспокойная, сплошная депрессия. Посещать обычных психиатров в районных больницах политики боятся. Во-первых, такой визит подпортит реноме, а во-вторых, за душевное расстройство можно и местом в парламенте поплатиться.

Read more

Ода психиатрии

Свой луч нам дарит Солнце на рассвете,
Но тьма проблем нам заслоняет взгляд…
Шесть миллиардов душ на белом свете:
«Спасите наши души»! — говорят!

Взять верх мы
помогаем над недугом,
– Из наших рук
спасение придет!
Я психиатр, я стану
людям другом,
Который никогда не
подведет!

Припев:
Может желать душа, может жалеть душа,
Может летать душа, может болеть душа ..
Доверься же внимательным глазам,
Откройся психиатру, как Сезам,
Страдающая вечная душа!

От Гиппократа мы за
всех в ответе,
И нам одно
напутствие дано:
Шесть миллиардов
душ на белом свете,
И солнце в душах
гаснуть не должно!

В потоке лет, то ясных, то
ненастных,
Умней и чище люди стать
должны.
Так дай нам Бог дождаться
дней прекрасных,
Чтоб стали психиатры не
нужны.

Припев:
Может желать душа, может жалеть душа,
Может летать душа, может болеть душа ..
Доверься же внимательным глазам,
Откройся психиатру, как Сезам,
Страдающая вечная душа!

стихи В. Капустянского
музыка Г. Нестерова

Идея создания «Оды Психиатрии» принадлежала Бухановскому А.О.. Исполнялась впервые 21 декабря 1999 г. на научной конференции психиатров Юга России «ПСИХИАТРИЯ НА РУБЕЖЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ» (21-23 декабря, Ростов-на-Дону, Россия)

Read more

Безопасное общество, пронизанное тревогой

Современное общество больно, утверждает бельгийский клинический психолог и психоаналитик Paul Verhaeghe. Люди на Западе еще никогда не жили так хорошо, но никогда не чувствовали себя столь плохо.

Современный мир заполнен идеальными людьми. Они едут рядом с нами по скоростной трассе, они поднимаются с нами в одном лифте. Всё при них — и внешний вид, и смартфон, и сумка с лаптопом. Они все время заняты – вынуждены метаться между успешной профессиональной карьерой и бурлящей социальной жизнью. Они пишут в твиттере и фейсбуке, и, возможно, уходят в офлайн только между 18.00 и 20.00 – это время зарезервировано для детей. Не жизнь, а сплошное удовольствие. Они эффективны, гибки и динамичны…

И еще крайне невротичны. Потому что выходят за свои собственные, а также установленные обществом границы, и тогда они появляются в приемной профессора клинической психологии и психоанализа Университета Гента (Бельгия) Paul Verhaeghe. Это взрослые люди с депрессией, выгоранием или тревожным расстройством. Или дети, которые наносят самоповреждения или страдают синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), оппозиционным расстройством или расстройством пищевого поведения.

Следует также отметить, что по данным Общества учета использования лекарств, в Нидерландах в 2011 году было выписано более одного миллиона рецептов на препараты для лечения СДВГ. В период с 1996 по 2011 употребление антидепрессантов в стране увеличилось на 230%.

Неужели так много больных людей? Или же все эти расстройства являются производными от больного общества? Фламандский психолог и психоаналитик считает, что дело в последнем. Он объясняет проблемы людей нашим обществом, примерно как Фрейд в работе »Недовольство культурой’, когда он соотнес строгие нравы Викторианской эпохи с сексуальными неврозами и истерией.

На обложке книги »Идентичность» (ориг на нидерл. »Identiteit»), написанной Verhaeghe, помещена фотография американской девочки дошкольного возраста. Ее зовут Савана. Она полностью готова к конкурсу красоты: на глазах тушь и тени, на детском ротике блеск для губ, а на крохотных пальчиках — искусственные ногти. Эта фотография символизирует ценности, которые, по мнению Verhaeghe, интернализованы детьми: тяга к конкуренции и фиксация на внешнем облике – и при всем этом глубокая потерянность.

— Вы говорите, что одиночество – самая большая проблема нашего времени. Не тревога, не стресс и не синдром дефицита внимания с гиперактивностью.

Verhaeghe: »Одиночество – это общий знаменатель всех остальных диагнозов».

— Здесь ничего нового: то же было во все времена до нас

Verhaeghe: »Естественно, одиночество – это неотъемлемая черта человечества. Сейчас мы видим две биологически обусловленные тенденции: стремление быть в группе и тягу к индивидуализации. И обе эти потребности должны быть удовлетворены. При диктатуре эго требует свободы, но если в обществе господствует представление, что ты должен добиваться успеха, несмотря ни на что, и неудача – это твоя личная ответственность и вина, то все окружающие становятся конкурентами, и, как следствие, возникает тревога и одиночество.

— Но в реальности ведь все не так плохо? Мы живем в одной из самых счастливых стран мира.

Verhaeghe: »Никогда еще люди на Западе не жили так хорошо. Это правда. Но никогда те же люди не чувствовали себя столь плохо. В последние 25 лет мы видим две отчетливые тенденции. Депрессии у взрослых все реже оказываются обусловлены событиями детства или проблемами во взаимоотношениях, и значительно чаще их причиной являются увольнения, постоянный стресс на работе и трудовые конфликты – то есть проблемы, связанные с трудовой занятостью. Кроме того, поражает рост тревожных расстройств. Смотрите, мы живем в одной из самых безопасных стран мира, и при этом испытываем сильную социальную тревогу, т.е. страх перед другими людьми. Но больше всего меня беспокоит резкий рост потребления лекарств детьми, и огромное количество выставляемых детям диагнозов. Наши дети, как канарейки в угольной шахте (в прошлом смерть птиц под землей указывала на присутствие опасного для жизни рудничного газа – прим. перев.). Но теперь, вместо того, чтобы искать газ в шахте, мы закармливаем канареек таблетками».

— Почему начинаются проблемы у наших детей?

Verhaeghe: »Воспитание детей – дело трудоемкое, но в то же время довольно незамысловатое. Родители должны обеспечивать ребенку безопасную среду, устанавливать границы допустимого и быть для него авторитетом. Если с отношениями привязанности все нормально и границы поведения интернализованы, то где-то с возраста 5-6 лет можно начинать потихоньку осторожно ребенка отпускать. В наше время мы нередко видим обратное. В первые годы детям разрешается все. Родители считают слишком сложным, утомительным и затратным по времени занятием устанавливать границы для поведения своего сына или дочери, и, соответственно, у детей не формируется представление о допустимом в обществе и об уважительном отношении к авторитетам. Впоследствии дети, достигнув возраста 10-12 лет, начнут демонстрировать поведение, не учитывающее общественные нормы, и в худшем случае им ставится диагноз психического расстройства.

»Другая причина – в том, что до формирования у них идентичности дети раньше ориентировались лишь на реакции своих родителей и ближайшего окружения – те выполняли функцию зеркала. Сейчас же раздражителей больше и они значительно многообразнее, а послание на плоском экране постоянно напоминает: можно иметь все, можно быть совершенным – прямо сейчас, и нисколько при этом не напрягаясь. А если у Вас не получается так? Что ж, не повезло, сам виноват. Я вижу столько много молодых людей, которые с юных лет уже считают себя ненужными и лишенными шансов в жизни. Дети на школьном дворе обзывают друг друга лузерами. На мой взгляд, это очень характерная черта нашего времени».

В своей новой книге Verhaeghe показывает срез нашей системы норм – от глубинной мудрости древних греков до идеи прогресса эпохи Просвещения. Результат этого анализа – резкая критика экономической модели последних тридцати лет, в традиции социолога Richard Sennet, философов John Gray и Hans Achterhuis, которые обличили неолиберализм как утопию, а также политолога Michael Sandel, который раскритиковал »экономизацию» жизни и тренинги бизнесменов в области »морального сознания». То есть книга полностью соответствует духу всемирного похмелья после экономической эйфории 90-х годов. Нет ничего хорошего в жадности, и в конечном итоге она ведет к обществу, которое представляет собой, по формулировке газеты Wired, лишь »конгломерат аутистов».

Мифология нынешнего общества, по мнению Verhaeghe, представлена экономическими понятиями (»достижимость», победа как главная цель) в сочетании с идеями из точных наук и цифровых технологий. Пример: предположение, что все может быть измерено и приведено к единому стандарту. Такова рамочная конструкция »неолиберальной меритократии» начала 21-го века, в которой должен выживать человек.

— Вы пишете, что меритократия всегда переходит в свою противоположность. Почему?

Verhaeghe: »Каждое общество порождает своих здоровых и своих больных, и об этом я тоже пишу в книге. И меритократия приемлема и позитивна, она способствует реализации того лучшего, что в нас есть. Но мы в ней заходим слишком далеко. Многие сферы жизни общества, например, помощь больным и образование излишне »экономизируются». Жизнь начинает сводиться к количественным оценкам, цифрам и таблицам. Они вытеснили качественную оценку, основанную на доверии и договоренностях. Элиты с помощью этих матриц переделывают мир в свою пользу, а потом закрывают вход в него для всех остальных. Мы видим это в самых разных областях общественной жизни, например, в сфере медико-социальной помощи и образования. Это обостряет взаимную конкуренцию, порождает недоверие между людьми и в конечном счете стимулирует преступность. Стремление добиться успеха оказывается важнее соблюдения внутренних критериев порядочности в жизни и работе. Успех важнее честности».

— Капитализм основывается на примитивных механизмах — инстинкте соперничества и преследовании собственных интересов. Разве это не вписывается наилучшим образом в функции нашего древнего мозга?

Verhaeghe: »Это так, но неолиберализм – это более жесткая и асоциальная версия капитализма, и он господствует последние тридцать лет. Он делает односторонний акцент на соперничестве и соблюдении собственных интересов. При этом игнорируется другая врожденная склонность человека – альтруизм, роль которого была неоднократно продемонстрирована приматологом Frans de Waal. Ведь мы являемся носителями в том числе изменений, произошедших на более поздних стадиях эволюции. Попробуйте только представить, что бы случилось с нами, если бы перманентная эгоистическая агрессия действительно была единственной побуждающей силой развития! Но из-за доминирующей идеи »гена эгоизма» мы сейчас лишь усиливаем резкость этой односторонней картинки мира. И это меня очень беспокоит».

— Вы в своем беспокойстве не одиноки. Повсеместно звучат призывы вернуться к моральным нормам и ценностям. И уже не первый год.

Verhaeghe: »Здесь скрывается изначальная ошибка – потому что носителями норм и ценностей являемся мы сами: мы с детства интернализируем нормы и ценности через реакции наших родителей и общества, которые выполняют для нас функцию зеркала».

— Но о чем тогда говорят эти призывы?

Verhaeghe: »На мой взгляд, это симптом. Наши ценности за небольшой промежуток времени изменились слишком сильно, и совершенно очевидно, что при этом мы плохо себя чувствуем».

— Чаще всего в призывах о соблюдении норм и ценностей доминирует идея: призовите граждан к порядку. Вы в своей книге пишете о разнообразных формах дисциплинирования граждан со стороны общества.

Verhaeghe: »Одно из самых крупных изменений в обществе заключается в том, что современный человек обязан постоянно быть счастливым, »жить без границ», и эта идея навязывается через рекламу и ролевые модели. Это сочетается с созданием иллюзии того, что совершенство возможно и достижимо, и что на каждый вопрос есть свой ответ. Забывая при этом, что во все времена было иначе. У всех крупных этических систем, религий и идеологий было нечто общее – это необходимость владеть собой, идея о недостатке счастья для всех, обучение жить с нереализованными желаниями и невозможностью удовлетворить свои потребности. Нынешние этические рамки пропагандируют противоположное: для каждой проблемы есть свое решение, и нет больше недостатка, но есть избыток. Вследствие этого мы имеем существование вне границ — такой месседж распространяется в обществе. Но, вместо того, чтобы заняться причинами, т.е. рекламой, мы начинаем бороться с нарушением границ путем дисциплины: вводим контроль, устанавливаем камеры видеонаблюдения, назначаем лекарства. С моей точки зрения, это все борьба с симптомами.

— Не отдает ли это психологией освобождения 70-х годов, когда объяснение расстройств искали в обществе?

Verhaeghe: »Совершенно верно, но с той разницей, что нынешняя психология дисциплинирования представляет собой прямо противоположный тренд. Есть и другое отличие. В 70-е годы была очень сильная реакция от пациентов, которые протестовали против медикализации проблем и навешиваемых диагностических ярлыков. В наше время клиенты нередко просят для себя диагноз и ярлык. Наличие болезни в наше время — это законное основание для того, чтобы остаться в жизни »неудачником».

— Не представляется ли Вам Ваша позиция чересчур мягкой? Вот Ваш британский коллега Theodore Dalrymple указывает на парализующий эффект социального государства, потому что оно лишает людей стимула как-то изменить свое положение.

Verhaeghe: »Мне не очень понятно, почему его книги вызывают такой резонанс. Утверждения Dalrymple легко опровергнуть. Он говорит только половину правды. Естественно, есть люди, злоупотребляющие нашей социальной системой, но они есть и в верхних слоях общества. Два года назад я сказал о подростках-мародерах из среднего класса Лондона следующее: они занимаются ровно тем же, чем занимаются банкиры в Сити – удовлетворяют свою алчность. Это — норма для неолиберализма. Так что нет смысла перекладывать вину на »общество» или »рынок». Здесь речь идет об эволюции, которая захватила всех нас».

— Значительная часть Вашей книги посвящена развенчанию популярного ныне нейробиологического детерминизма. Вы пишете, что мы – это не только мозг, и на формирование личности сильно влияют среда, культура, история и выбор, который мы делаем. Но почему идеи нейробиологического детерминизма ныне столь популярны?

Verhaeghe: »Важной частью нашей нынешней системы норм является диктат успеха. Если у тебя не получилось, то это исключительно твоя вина. Диагноз избавляет от вины, отсюда и такая популярность этих идей».

— Если наши расстройства являются следствием неприглядных сторон нашей культуры, как мы можем добиться каких-либо изменений?

Verhaeghe: »Изменения должны начаться исподволь, в каждом из нас – я в этом убежден. Каждый должен делать такой выбор, от которого нам всем будет лучше, но при этом мы должны делать собственный вклад в общее дело. Признаки таких изменений уже просматриваются: появилась потребность в инициативах, которые вновь объединяют граждан – от совместного приготовления еды, дачных сообществ и до крупномасштабных волонтерских проектов. Во Фландрии, например, психотерапевты на добровольческой основе проводят »низкопороговую» психотерапию для подростков, и с большим успехом».

По материалам:

Een veilige samenleving vol angst. – NRC Handelsblad, 07.10.12,p. 24-25.

Read more

Бухановский А.О. на Первом

Родители против преподавателя. Скандал в Новочеркасске. Учительницу обвиняют в издевательствах над детьми. Разговоры в классе записали на диктофон — эти материалы будут изучать в прокуратуре.

«Первый «Д», вы откуда свалились? Кто вас сюда звал, дебилов?» — судя по этой записи, так обычно Элла Новик, учительница начальных классов Новочеркасской школы №6 обращалась к своим подопечным – 6-7-леткам. Они, только что покинувшие стены детского сада, четыре месяца верили: таким, наверное, и должен быть классный руководитель. Пока их родители не стали замечать: с детьми происходит что-то неладное, дети стали отказываться идти в школу под разными предлогами, иногда симулируя болезни.

Сперва, говорят родители, они не догадывались, в чем настоящая причина такой нелюбви к школе. Думали, пройдет, у всех бывает. А потом появилась аудиозапись нескольких уроков первого «Д» класса. Ее на школьное собрание принес папа одного мальчика.

«Она не могла найти с моим сыном общий язык. Его сделали главным злодеем 1-го «Д» класса», — рассказывает Геннадий Щеглятьев, папа ученика.

Он уверен, учительница невзлюбила его сына по одной простой причине: он никогда не молчал, если его оскорбляли. А поводов было немало, считает отец. Чтобы убедиться в своей правоте, он положил в карман школьного пиджака ребенка MP3-плеер с диктофоном, утверждает, что сын ничего не знал.

Запись велась в течение недели. Родители отслушали 30 часов материала, многие пришли в ужас.

«У нее два образования: учитель начальных классов и учитель истории», — рассказала директор школы Ольга Горишняя.

Директор говорит: Элла Новик пришла к ним в начале этого учебного года. Сомнений, исходя из послужного списка, в ее кандидатуре не было.

Тем временем родители 1 «Д» класса разбились на три лагеря: за, против и воздержавшиеся. Те, кому такой педагогический подход был, мягко говоря, непонятен, написали заявление в прокуратуру с просьбой разобраться. Элле Новик сначала был объявлен выговор, затем она написала заявление по собственному желанию. С тех пор трубку телефона она не берет. Михаил Швец говорит, что его дочь, ученица того самого 1-го «Д», до сих пор переживает, что ее любимая учительница ушла. И к новому педагогу, который приступил к работе пару недель назад, привыкает плохо.

«У меня ребенок сейчас сожалеет, что не Элла Станиславовна, потому,что ей нравилось учиться именно у этого педагога. Я не выгораживаю учителя, но все мы ошибаемся», — сказал он.

Известный психиатр Александр Бухановский согласен: в таком конфликте не должно быть никаких скрытых форм слежения — все цивилизованно, через разговор. Но терпеть сложившуюся обстановку тоже было нельзя, до добра бы это не довело.

«Я абсолютно убежден, что ни в коем случае нельзя допускать, чтобы детей унижали, оскорбляли, мешали с грязью. Внешне это может быть социализированная форма — вроде бьются за дисциплину, по своей сути может быть проявлением садизма», — говорит психиатр Александр Бухановский.

Несмотря на то, что учительница уволилась, родители, те, кто категорически против нее, добиваются, чтобы педагог никогда не смогла преподавать. В ответ, те, кто за, тоже написали в прокуратуру. Они требуют проверить законность использования диктофона на уроке и защитить честь и достоинство первой учительницы.

Комментарий «Феникса»:

Ссылка на слова президента нашего Центра Александра Бухановского не полная. Он говорил:

«В России всегда считалось недопустимым и аморальным подглядывание и подслушивание, а также последующее «ябедничество». В данном случае применение средств записи, как аудио, так и видео, без того, чтобы об этом знал учитель, недопустимо. И ссылка отца на то, что ребенок не знал о диктофонной записи, малоубедительна. Участие ребенка в подобном «расследовании» может негативно отразиться на нем в будущем. Такая форма «борьбы с педагогом» свидетельствует о слабости родителей, об их неуверенности. Если родители убеждены в своей правоте, то существует большое количество законных и моральных способов пресечь подобное поведение учителя. Я не беру учительницу под защиту, но знаю немало случаев, когда подобные манипуляции проводились с провокации педагогов и имели весьма негативные последствия как для детей, так и для преподавателей.»

Источник: Первый канал ТВ
03.02.2013

Read more

Как противостоять зимней депрессии?

Необходима консультация психиатра, с которым целесообразно обсуждать любые вопросы, связанные с Вашим душевным здоровьем.

Если Вы страдаете от зимней хандры или – хуже – от зимней депрессии, то, возможно, Вам пригодятся подсказки голландских специалистов в области психического здоровья

  • Вставайте по утрам и ложитесь спать вовремя
  • Каждый день бывайте на улице, даже если погода плохая и небо плотно закрыто облаками
  • Обеспечьте максимальный доступ дневного света дома или по месту работы
  • Располагайтесь во время работы как можно ближе к окну

Питание должно быть здоровым и сбалансированным. Не увлекайтесь сладостями и чипсами между основными приемами пищи.

Движение: Занятия спортом на свежем воздухе позволят получать большое количество естественного света.

В отпуск за солнцем: Поездка в отпуск в солнечные края поможет уменьшить симптомы расстройства или полностью избавит Вас от них, но они вернутся по возвращении домой. Солнечный свет накопить нельзя, как нельзя увезти его с собой.

Солярий: Солярий не дает никакого эффекта. В нем используется ультрафиолетовое излучение, которое вредит не только коже, но и глазам. Ни в коем случае нельзя смотреть на источник освещения, более того – глаза следует прикрывать солнцезащитными очками.

Антидепрессанты: у некоторых людей зимняя депрессия оказывается настолько тяжелой, что им требуется применение антидепрессантов.

Психотерапия не популярна при зимней депрессии, но иногда она может применяться. При этом используются те же методики поведенческой терапии, что и при обычной депрессии. Вы обучаетесь отслеживать негативные мысли и проявления поведения, и заменять их более реалистичными и позитивными вариантами.

Светотерапия является наиболее эффективной формой лечения зимней депрессии, и ее можно применять в домашних условиях. Светотерапия применяется в течение нескольких дней подряд. Она предполагает сидение перед специальной лампой, дающей свет, близкий к дневному, в течение 45 минут. Светотерапия помогает 70-80% людей, страдающих зимней депрессией.

По материалам:
Wat kan u doen tegen een winterdepressie? – Internet (ggznieuws.nl),

Read more